Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Анкара хочет Мосул

Турецкие войска могут установить контроль над севером Ирака

Анкара готовит военную операцию в Ираке для борьбы с ИГ*, сообщают турецкие СМИ. Официально Турция это опровергает. Эксперты полагают, что Турция, имея одну из самых сильных армий на Ближнем Востоке, под предлогом борьбы с ИГ установит контроль над рядом иракских регионов, которые исторически считает своими.

Турецкие военные создали тренировочный центр в районе иракского населенного пункта Башика в регионе Мосула для того, чтобы со временем провести военную операцию и освободить одноименный город от боевиков ИГ (запрещенная в России и ряде других стран организация). Такую версию выдвигает в понедельник турецкая газета Hurriyet Daily News со ссылкой на высокопоставленные источники в вооруженных силах Турции.

«Прислать на базу подкрепление было запланировано до событий 24 ноября, когда Анкара сбила российский Су-24. Однако это обстоятельство способствовало ускорению решения вопроса с отправкой дополнительных сил в Ирак, это произошло под влиянием оценки возможных рисков», — пишет издание.

В число этих рисков, по словам источника Hurriyet Daily, входят «активность ИГ, проявившаяся после того, как курды отбили у его формирований Санджар, а также возможность возобновления угрозы со стороны радикальной Курдской рабочей партии, членов которой агитируют Россия и Иран». По данным источника, база в Ираке была учреждена в марте 2015 года, на ней турецкие инструкторы готовили бойцов иракских курдов — пешмерга, также там обучались члены отрядов самообороны иракских христиан и курдов-езидов. Всего с момента создания базы, которая появилась после соответствующего разрешения иракского руководства, курс тренировок прошли как минимум 2500 бойцов и командиров пешмерга.

Недавно власти Турции решили усилить свою группировку в Башике. Турецкие СМИ сообщают, что туда прибыли до 600 военных из спецподразделений турецких вооруженных сил, а также «некоторое количество танков». Позже другой источник сообщил турецким журналистам, что танков насчитывается не менее 25, а еще несколько десятков единиц бронетехники сосредоточено у границы Турции и Ирака.

Однако, по словам Анкары, все эти мероприятия призваны «обеспечить лучшую охрану базы и никаких других целей не преследуют». Однако, по словам источников Hurriyet Daily News, в ближайшее время турецкая армия начнет операцию по взятию контроля над Мосулом , для чего ей потребуется выбить оттуда боевиков «Исламского государства». Газета утверждает, что о грядущей операции уведомлен иракский министр обороны Халед аль-Обейди, который 5 декабря провел телефонный разговор со своим турецким коллегой Ишметом Йилмазом. Более того, газета утверждает, что усиление военного присутствия Турции на иракской территории было обговорено и с советником президента США Барака Обамы по вопросу противодействия ИГ Брентом Макгурком.

В понедельник турецкие СМИ также сообщили о грядущей поездке в Анкару президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. По данным турецких газет, он отправится на прием к главе турецкого МИДа Мевлюту Чавушоглу 9 декабря. Ранее визит планировался на 4 декабря, но, как утверждают СМИ Турции, он был перенесен на несколько дней из-за сообщений о прибытии дополнительных подразделений турецкой армии под Мосул.

В конце прошлой недели ряд СМИ разных стран сообщили о прибытии на север Ирака танкового батальона турецкой армии.

Официальный Ирак отреагировал на это крайне негативно, различные официальные лица этой страны сделали несколько резких заявлений в адрес Анкары.

«Я написал верховному главнокомандующему премьер-министру Хайдеру аль-Абади с тем, чтобы авиация была проинструктирована атаковать турецкие силы как оккупационные. С ними будут бороться, если они не уйдут с территории Ирака без каких-либо условий», — заявил, в частности, в беседе с газетой «Голос Ирака» глава комитета по безопасности и обороне в парламенте страны Хаким аз-Замли.

В понедельник в турецких газетах появились сведения о том, что премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу написал письмо своему иракскому коллеге Хайдеру Джаваду аль-Абади. В документе говорится, что Анкара не предпримет никаких действий, нарушающих суверенитет и территориальную целостность Ирака.

Сильнейшая армия на Ближнем Востоке и вторая в НАТО

Вооруженные силы Турции считаются сильнейшей армией на Ближнем Востоке и одной из самых сильных в мире.

Турецкие сухопутные войска считаются вторыми по силе в блоке НАТО после сухопутных войск США. На сегодняшний день, согласно информации из открытых источников, в турецкой армии проходят службу порядка 510 тыс. человек, еще более 152 тыс. служат в жандармерии и береговой охране Турции. Кроме того, на учете в органах военного управления турецкого государства состоят 378 тыс. резервистов. Таким образом, в случае необходимости Турция может отмобилизовать армию численностью более миллиона человек.

В 1998 году Турция объявила о начале крупномасштабной программы по перевооружению своей армии, на которую было потрачено порядка $160 млн. В результате Анкара закупила в большом количестве несколько современных на тот момент образцов вооружения у западных стран. В том числе турецкая армия получила 354 немецких танка «Леопард». Также турецкие производители разработали несколько образцов своей собственной военной техники на основе продукции стран Европы и США, в том числе бронетранспортер-амфибию ACV-15.

Как отмечает старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, кандидат философских наук Виктор Надеин-Раевский, турецкая армия действительно оценивается как вторая армия после американской в НАТО, она больше, чем немецкий бундесвер.

«У них большая численность, одних только самолетов порядка 400, из них 200 — F-16. Летчики хорошо тренированные, долгое время по количеству часов налета считались лучшими в НАТО до кипрской агрессии, когда им перестали поставлять новую технику. Но это не сказалось на последующем развитии Турции, техника у них есть — авиация достаточно серьезная. Это крупный флот. Черноморский флот Турции численно в несколько раз больше российского — у них много боевых кораблей. Это с военной точки зрения представляет угрозу», — пояснил «Газете.Ru» эксперт, отметив, что при президенте Реджепе Тайипе Эрдогане численность сократилась.

Кроме того, внутренние войска — жандармерия — имеют на вооружении бэтээры, бронемашины.

По словам Надеина-Раевского, изменения турецкой армии коснулись в те два года, пока не было войны с курдами, которая возобновилась только теперь.

Турецкая армия проводит не только операцию против боевиков Курдской рабочей партии, она участвовала в ряде региональных военных конфликтов последнего времени.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский полагает, что Турция не будет вступать в военное столкновение с ИГ, а использует напряженность в регионе для установления контроля над рядом регионов северной части Ирака, которые рассматривает как зону своего влияния.

«Против «Исламского государства» никаких операций Турция вести не будет. Чего ради она это будет делать, если это не в интересах ни Анкары, ни иракских курдов, лидером которых является Барзани? Турция успешно торгует нефтью с ИГ, которая идет в том числе и транзитом через территорию Иракского Курдистана. И репрессии исламистов против тех же курдов-езидов никак торговым операциям Барзани, Анкары и ИГ не мешали. Ввод контингента в район Мосула — это заявка на контроль над этим регионом», — сказал эксперт.

По его словам, Анкара исторически считает своими те земли, которые когда-то были потеряны ей в результате действий колонистов из Европы. «Весь север Сирии и Ирака — от Хомса и Алеппо до Мосула — считается турками территорией, отторгнутой колонистами, то есть бывшей частью Турции. Под предлогом, например, защиты местных туркменов Анкара может ввести туда войска и установить контроль над этими территориями. Военного потенциала у турок для этого хватит. Другое дело, как она объяснит это международному сообществу. Но ведь вспомните турецкий Северный Кипр. Да, никто не признает это государство, но это не мешает турецким войскам там находиться, и

уходить они оттуда явно не собираются», — отметил Сатановский.

В том, что из Мосула турецкая армия уходить не собирается, уверен и Надеин-Раевский, добиться ее ухода оттуда можно лишь при масштабном международном политическом, а то и военном давлении.

«Турция может себе позволить занять эту базу, потому что она договорилась с властью, которая фактически контролирует часть Мосула, — курдской автономией (Курдский автономный район — КАР). Руководит этим районом господин Масуд Барзани. Формально они находятся под юрисдикцией иракского правительства, но оно там никакой власти не имеет. Ирак фактически расколотая страна. Если не будет международного политического и военного давления на турок, они с этой базы не уйдут», — отметил собеседник.