Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Ситуация в Идлибе: Россия ждет выполнения турецких обещаний

Как выполняются договоренности Путина и Эрдогана по Сирии

В соответствии с достигнутыми 5 марта договоренностями между президентами России и Турции Владимиром Путиным и Тайипом Реджепом Эрдоганом в Идлибской зоне деэскалации был установлен коридор безопасности (по шесть километров к северу и к югу от трассы М-4). Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разбирался с обстановкой в Идлибе.

Турецкая сторона обязалась в течение 4-6 месяцев обеспечить вывод вооруженных формирований из коридора безопасности. Причем Анкара должна осуществить этот вывод самостоятельно.

Надо прямо сказать, на последних российско-турецких переговорах турки были категорически против обозначения каких-либо конкретных сроков вывода боевиков. И уговорить их пойти на этот шаг стоило немалого труда. Согласились турки и с тем, что если какие-либо радикально настроенные формирования джихадистов откажутся покинуть коридор безопасности, то по отношению к ним будут приняты меры радикального характера.

Но пока отряды боевиков категорически отказываются выйти из коридора.

И чем ближе их пункты дислокации к западу — сирийской провинции Латакия, тем радикальнее настроены джихадисты и все менее они контролируются турецкой стороной.

К примеру, в последнее время боевики перекапывают дороги, раскладывают на них устройства для прокалывания шин автомобилей и колесных бронетранспортеров, в ряде случаев поливают дорожное полотно нефтью, взрывают мосты. Например, в ночь на 25 марта в населенном пункте Аль-Кафир западнее Идлиба был взорван очередной мостовой переход. А за день до этого в зоне деэскалации был зафиксирован подрыв самодельного взрывного устройства, двое турецких военнослужащих были ранены и впоследствии эвакуированы.

Для блокирования автомагистралей и противодействия совместному патрулированию российских и турецких войск активно привлекаются и члены семей боевиков — женщины и дети.

В ряде случае подобные группы, выходящие на автотрассы, достигают численности в 500 и более человек. Даже сами турки, когда одно из их подразделения направлялось в Серакаб, подверглись нападению боевиков.

Военнослужащие турецких вооруженных сил по мере возможностей ликвидируют завалы на дорогах, расчищают автомагистрали, но к утру боевики вновь делают дороги непроходимыми для транспорта. Турки хотели продемонстрировать хотя бы показное патрулирование, однако этот замысел в полном объеме так и не реализовался на практике.

От Серакаба турецким военнослужащим удалось пройти всего 3-4 км, однако далее на пути турецкого патруля были обнаружены баррикады. Личный состав и технику пришлось возвращать обратно. На стороне боевиков в настоящее время и погода. В Сирии сейчас сложные метеоусловия: идут дожди, сильная облачность. А это препятствует результативным действиям армейской авиации.

Главная задача сейчас — приложить настоятельные усилия к тому, чтобы заставить турок выполнить достигнутые договоренности по созданию коридора безопасности вдоль автомобильной магистрали М-4.

Российская сторона в этой связи выражает надежду, что турки будут вести себя по отношению к боевикам решительнее. Надо настойчиво подвигать турок на ликвидацию самых оголтелых банд джихадистов. К слову, далеко не все формирования боевиков финансируются Анкарой. А с ними даже туркам тяжело о чем-нибудь договориться.

Турции для решения этих вопросов надо предоставить хотя бы время. А возможности, надо полагать, они сами найдут.

К тому же в вопросах взаимодействия турецкой и российской сторон за последнее время отмечается немало положительного.

В общем задача стоит такая: очистить за 4-6 месяцев коридор безопасности от боевиков и выставить на его северной и южной границе наблюдательные посты. Пока же турецкой стороне удалось выставить только три своих поста, и то в районе н.п. Трумба.

Если не удастся добиться выполнения достигнутых 5 марта этого года договоренностей между Москвой и Анкарой, то вполне возможно, что встанет вопрос о продолжении операции со стороны армии Башара Асада по ликвидации формирований джихадистов. Однако и тут не обходится без нюансов.

Надо прямо сказать, что состояние современной турецкой армии вызывает у бойцов Асада отнюдь не прилив боевого духа. Турки уже более чем наглядно продемонстрировали свои возможности в ходе недавних боевых действий.

В то же время к сложностям решения идлибских проблем надо добавить и тот факт, что сегодня военно-политическая обстановка и в самой Турции не совсем благоприятная. На нынешнее руководство в Анкаре сильно давят националисты.

Тем не менее, обстановка вокруг Идлиба начинает понемногу стабилизироваться.

В частности, значительно сократилось число обстрелов со стороны формирований боевиков. Если раньше их было по 40-50 за сутки, то сейчас — от силы 3, максимум 7. Причем прекратились обстрелы районов, населенных мирными жителями, в частности, на окраинах города Алеппо. В настоящее время обстреливаются только позиции правительственных войск Башара Асада. А им пока дано указание — не отвечать на обстрелы ни из стрелкового вооружения, ни из орудий и минометов. И пока этот приказ выполняется. Армия Асада молчит.

Ситуация в Сирии существенно обострилась в связи с распространением в этом регионе коронавируса. Причем какова обстановка с COVID-19 в таких местах, как Идлибская зона деэскалации или лагерях беженцев Рукбан и Эль-Холь, толком никто не знает. Доступа туда даже для международных организаций в сфере здравоохранения практически нет.

Поэтому 25 марта с 18.00 на всей территории Сирии с шести часов вечера и до шести часов утра был введен комендантский час. Закрыты все пункты пропуска на границе с Ливаном и Иорданией.

Однако 61 человек уже на территорию Сирии уже проскочили. Сколько из них зараженных — никто не знает.

Что касается других районов Сирии, в частности, северо-востока страны, то там совместное российско-турецкое патрулирование осуществляется более или менее успешно. В этот процесс пытаются влезть американцы, но сил и средств у них гораздо меньше и патрулирование у них получается гораздо хуже. Точнее, совсем не получается.

Курды отчетливо это наблюдает, и акценты у значительной части населения уже меняются. Курды сознают, что так или иначе американцы уйдут, и они в конечном итоге рискуют остаться один на один с турками.

Верхушка курдского населения усиленно заливается американцами долларами, но тем не менее, все больше и больше представителей курдов начинают искать пути к восстановлению связей с официальным правительством Сирии. Они просто задумываются о своем будущем — о паспортах, работе, контактах с зарубежьем, образовании детей. Даже на проект будущей сирийской конституции у курдов последнее время все меньше и меньше наскоков, точнее, их совсем не стало.

У курдов все больше и больше понимания, что другого пути, как окончательного признания территориальной целостности и суверенитета Сирии, у них нет. К тому же для сравнения у них налицо картины Эр-Ракки и лагерей беженцев, находящихся под контролем Запада. Там процветает насилие, продажи детей, там высока смертность и налицо полное отсутствие нормальных условий для жизни. Ни одна из животрепещущих проблем в этих местах за истекшее время так и не решена кардинально. В изобилии только обещания.

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).