Завершить военную миссию: что США планируют делать дальше в Ираке

Джо Байден объявил об окончании участия в операциях в Ираке к концу 2021 года

Президент США Джо Байден заявил, что до конца года американские военные прекратят участвовать в боевых операциях в Ираке. После этого американцы продолжать лишь оказывать помощь в обучении иракских вооруженных сил. При этом о полном выводе войск, за который ранее выступал парламент Ирака, пока речи не идет. «Газета.Ru» спросила у экспертов, каковы могут быть истинные мотивы Вашингтона.

Выхода нет

«По моему приказу войска коалиции начали наносить удары по объектам военного значения с целью подорвать способность [экс-лидера Ирака] Саддама Хусейна вести войну. Это лишь начало широкой и мощной кампании. (...) Военные вернутся домой не раньше, чем миссия будет выполнена», — обращался к нации в марте 2003 года президент США Джордж Буш-младший, рассказывая об опасности миру режима иракского президента. Западные разведки подозревали его в разработке оружия массового поражения, что стало формальным поводом для вторжения. Угроза оказалась преувеличенной, но Хусейн вскоре был свергнут.

Спустя 18 лет американский президент Джо Байден во время встречи с иракским премьер-министром Мустафой аль-Казыми заявил, что армия США завершит военную миссию в этой ближневосточной стране до конца 2021 года.

Президент отметил, что американцы ограничатся помощью иракским военнослужащим в обучении и борьбе с ИГ («Исламское государство», запрещенная в России организация). Именно для борьбы с ней американцам пришлось возвращаться в Ирак после почти полного выхода в 2011 году.

Договоренность лидеров государств закрепили на бумаге госсекретарь США Энтони Блинкен и глава МИД Ирака Фуад Хусейн. Согласно подписанному документу, отношения двух сторон в сфере безопасности полностью «перейдут к тренировкам, консультациям, помощи и обмену разведывательной информацией».

При этом многие поспешили обсуждать не упоминавшийся полный вывод контингента США с территории Ирака, который составляет около 2,5 тыс. человек (сейчас у них в этой стране лишь одна база Айн аль-Асад). Для сравнения — максимальное число американских военных составляло 158 тыс. человек в 2008 году.

Старший преподаватель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин в разговоре с «Газетой.Ru» выразил мнение, что никаких реальных последствий у заявления Байдена и вовсе не будет.

«Это просто PR-ход, они не уйдут из Ирака. На самом деле американцы и так последнее время не участвовали ни в каких операциях. Разве что отбивались от шиитских атак своей базы. В остальном же они как занимались подготовкой и обучением иракских вооруженных сил, так и будут заниматься. Возможно, американцы сократят свое присутствии человек на 100-150 и скажут, что мы больше не держим там боеспособный контингент», — уверен эксперт.

По мнению Чупрыгина, американское военное присутствие на Ближнем Востоке — проекция силы в странах, представляющих геостратегический интерес.

Доцент Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко, комментируя ситуацию «Газете.Ru», также выразил уверенность, что полностью американцы из Ирака не уйдут.

«Но и особого влияния на военно-политическую обстановку в Ираке они не имеют. По большому счету, все процессы в Сирии и Ираке (а у американцев в этих странах один контингент) происходят по внутренним социально-политическим и этноконфессиональным причинам», — сказал востоковед. Он считает, что американцам по большому счету больше нечего делать на Ближнем Востоке, так как это присутствие порождает одни издержки.

Демиденко также подчеркивает, что теоретическое возрождение ИГ тоже в наибольшей степени зависит от суннистко-шиитского противостояния, поскольку, по его мнению, «на Ближнем Востоке любая форма политического протеста рано или поздно приходит к радикальному исламу».

При этом присутствуют в этом заявлении и достаточно неочевидные факторы, считает приглашенный исследователь вашингтонского Института Ближнего Востока (MEI) Антон Мардасов.

«Понятно, что американцы и другие западные игроки уже давно выполняют консультативную миссию, в этом смысле слова Байдена — всего лишь формальность. Но у американцев есть как прямое, так и опосредованное присутствие и в Иракском Курдистане, и в других частях Ирака. Тот же аэропорт, где был убит иранский генерал Касем Сулеймани, контролируется де-факто американцами через дружественные службы безопасности частных компаний. Кроме того, американцы имеют сеть консалтинговых фирм, предоставляющих услуги безопасности», — объясняет «Газете.Ru» эксперт.

Людям не объяснишь

Другим объяснением слов Байдена может быть ситуация во внутренней политике — как США, так в Ираке. Эксперты уверены, что Байден обращается и внутрь страны, так как история с войсками в Ираке длится уже много лет, и ему нужно как-то отчитываться перед избирателями за это.

Доктор исторических наук, востоковед Алексей Малашенко сказал в разговоре с «Газетой.Ru», что Ирак — не история успеха для президента США.

«Нет ясного ответа американской публике, что они там делают. Для чего там потратили столько денег? Лезть — что в Ирак, что в Афганистан — было, конечно, не самое умное дело.

Но теперь если американцев не будет, то, скорее всего, мы увидим в Ираке гражданскую войну в острой фазе. Там слишком много сил влияния — курды, шииты и сунниты, сказывается влияние Ирана и прочие», — дает прогноз эксперт.

Андрей Чупрыгин также напоминает, что осенью 2021 года в Ираке пройдут очередные парламентские выборы, и заявлением о неучастии в военных операциях Байден мог поддержать действующего премьер-министра аль-Казыми.

«Премьера Ирака действительно надо было поддержать, у него очень сложная ситуация. Он хороший мужик, в состоянии вывести страну из затяжного кризиса, если ему не будут мешать. Но мешать будут. Но я не уверен, что заявление Байдена поможет ему удержаться на своем месте. Вполне возможно, что оппозиция теперь будет пугать возможным афганским сценарием», — говорит Чупрыгин.

Кроме того, в Ираке продолжают происходить теракты. 30 июля на севере страны во время нападения на траурную процессию аффилированной с ИГ группировки по меньшей мере семь человек погибли, 17 получили ранения. 19 июля смертница привела в действие взрывное устройство на рынке в пригороде Багдада, тогда погибли 30 человек, а еще около 60 получили ранения. Ответственность тогда на себя также взяла ИГ.

Иран доволен

Шиитский фактор эксперты выделяют отдельно, в том числе из-за большого влияния Ирана на ситуацию в Ираке.

Так, радикальный лидер иракских шиитов Муктада Ас-Садр счел заявление Байдена победой. До этого ракетные обстрелы и атаки с дронов базы Айн аль-Асад происходили регулярно, что приводило к жертвам.

Иного мнения придерживаются в проиранской группировке «Катаиб Хезболла», представитель которой назвал позицию Белого дома лживой и подчеркнул, что борьба с иностранным присутствием в Ираке будет продолжаться до ухода последнего солдата.

Отреагировали на слова Байдена и в Иране — бригадный генерал и командующий спецподразделения «Аль-Кудс» элитного подразделения Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Исмаил Каани вскоре после этого прибыл в Багдад. Сообщалось, что там он обсуждал дальнейшие действия с лидерами шиитских группировок.

Борьба с Тегераном, в том числе с территории Ирака, стала особенно актуальной при президенте Дональде Трампе, который стремился использовать для противостояния с Ираном союзников в регионе. Самым резонансным примером стало убийство генерала Касема Сулеймани в Багдаде 3 января 2020 года. В ответ Иран провел операцию, выпустив десятки ракет по американским объектам в Ираке.

Иракский парламент после этого принял постановление, в котором потребовал вывода всех иностранных войск, в том числе чтобы не быть разменной монетой в отношениях Тегерана и Вашингтона.

Андрей Чупрыгин поясняет, что в Ираке за уход американцев выступают именно шиитское население.

«И не только говорят — с начала года шииты более 50 раз обстреливали американские представительства. А вот суннитское население Ирака не особо против американцев. Правительству же важно, что американцы худо-бедно занимаются поддержанием боеспособности вооруженных сил и Службы безопасности Ирака. Если американцы все-таки уйдут, неизвестно, что там будет. Посмотрите, например, что происходит в Афганистане», — напоминает эксперт.

При этом в Вашингтоне, по словам востоковеда, понимают, что как только последний солдат покинет эти территории, то влияние Ирана резко возрастет, потому что «шииты Ирака останутся без контроля».

Антон Мардасов же говорит, что хотя Иран и связанные с ним шиитские иракские формирования презентуют заявление Белого дома как свою победу, «у них пропадает смысл военного существования». «Дальше они остаются один на один с правительством, населением и боевиками ИГ, действующими в подполье», — говорит он.

Эксперты сходятся в том, что вопрос ближневосточной нефти для американцев сейчас далеко не самый актуальный.

«Разговоры о том, что США якобы ищут всякие поводы для того, чтобы остаться в Ираке ради нефти — популизм. Наоборот, мы наблюдаем желание таких игроков, как Exxon, BP и «Лукойла» выйти из Ирака. Причин тому много — это и рентабельность, и ухудшение инвестиционной среды из-за противостояний между курдами и центром, центром и шиитскими формированиями», — говорит Мардасов.

Малашенко напоминает, что огромное количество нефти находится на севере Ирака, на подконтрольной курдам территории.

«А американцы то поддерживают курдов, то нет. Но нефть — не самое главное. Главное — политический момент. Они проиграли в Афганистане, и если еще проиграют в Ираке, то это будет ущербом для внешней политики. При Байдене выяснилось, что США не могут решить все вопросы на Ближнем Востоке», — заключает он.

Поделиться: