«Уход строительства кораблей за рубеж сравним с предательством Родины»

Глава ОСК: гражданские судостроители России на 70% зависят от импорта

Слушать
Остановить
Турецкие верфи все чаще выигрывают в конкурентной борьбе у отечественных по госзаказу, а российская судостроительная отрасль еще во многом зависит от иностранных поставщиков, рассказал генеральный директор ОСК Алексей Рахманов после церемонии закладки нового сухогруза в Нижнем Новгороде. О чем еще говорил Рахманов — в материале военного обозревателя «Газеты.Ru» Михаила Ходаренка, который побывал на мероприятии.

Генеральный директор «Объединенной судостроительной корпорации» Алексей Рахманов ответил на вопросы журналистов после церемонии закладки первого сухогруза проекта RSD59 на нижегородском предприятии ПАО «Завод «Красное Сормово».

Турецкие конкуренты

Рахманов рассказал, что в последнее время турецкие верфи все чаще выигрывают конкуренцию у отечественных судостроителе при распределении контрактов по госзаказу, помогая российским ведомствам укладываться в бюджеты.

Например, единственным претендентом на строительство ледокола мощностью 18 МВт для Севморпути за 13,3 млрд руб. стала турецкая Sefine Shipyard.

«Как это получается? А получается очень просто. Один государственный заказчик экономит деньги, а большой государственной корпорации надоело строить суда в убыток. Эту историю мы обсуждаем третий год. Но она никак не может получить своего логического завершения. Все головные суда, в том числе и военные, мы строим по проектировочным ценам. То есть мы понимаем, что строительство — это процесс длинный. Предпочтения заказчика меняются. В конструкцию вносятся изменения. Но все это стоит денег», — рассказал генеральный директор ОСК.

По словам руководителя госкорпорации, ранее многие контракты подписывались по принципу «поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

«И мы на очень большом количестве проектов с этим столкнулись. А, соответственно, государственные заказчики, даже если они понимают, что подобная практика не позволяет достроить суда по бюджету и в срок, все равно говорят — «а у нас по бюджету денег для вас нет, и что хотите, то и делайте», — рассказал Рахманов.

«На самом деле во всем мире существуют меры поддержки, которые позволяют создавать новый продукт. Выделяются огромные субсидии на создание образцов. Но мы делаем одну и ту же ошибку. Мы начинаем контрактоваться, подписываем цены, сроки, не имея технической документации, и на тот момент, когда мы начинает строить, то строим корабль из некоего общего представления», — пояснил Рахманов.

«Уход строительства кораблей за рубеж сравним с предательством Родины. Мы же строили подобные ледоколы — на 16 МВт. Вам зачем 18 МВт понадобилось? Почему каждый раз надо делать то чуть-чуть больше, то чуть-чуть меньше? Кто вам мешает заказывать длинную серию и строить ее. И это вопрос, который все время повисает в воздухе», — так завершил «турецкую» проблематику Алексей Рахманов.

Критический флотский импорт

«Органа, который должен выдать заключение, сколько должен стоить пароход в условиях наших реальных российских затрат, — его просто нет. Единственный, кто это должен делать — Минпромторг. Вот мы все сидим и ждем, когда же это с неба свалится: тщательно разработанный нормативный акт, который нам позволит хоть чуть-чуть дышать. По моей информации, такой документ готов, весь вопрос, насколько он быстро пройдет все согласования. Отсутствие подобного документа является большим тормозом нашего участия в возможных проектах», — рассказал Рахманов.

Рахманов также оценил уровень зависимости судостроителей от иностранных поставщиков.

«В гражданском секторе он составляет около 70%. Мы занимаемся снижением этой зависимости ежедневно, — продолжил он. — Создаем свои центры компетенций, формируем панели поставщиков, проводим аудит отечественных производителей судового оборудования».

Тем не менее, проблема отказа в поставке импортных комплектующих и другого оборудования существует. Более того — с каждым днем она нарастает как снежный ком.

«Есть просто вопиющие истории. По одному из наших проектов немецкий поставщик двигателей объявил отзывную кампанию и уже пять месяцев не отвечает на наши запросы, — рассказал глава ОСК. — Что получается? Мы получили в свое время от них изделие (муфту), в котором обнаружили дефект. Отправляем его на доработку изготовителю, а нам его не возвращают, ожидая разрешения BAFA (Федерального управления экономики и экспортного контроля Германии)».

«Не возвращают изделие, по которому выполнен контракт и за которое уже было заплачено», — заключил Рахманов.

Половина от гособорнзаказа

Говоря о военном кораблестроении, Алексей Рахманов рассказал следующее: «к международному военно-техническому форума «Армия-2021» мы походим с не совсем традиционным для нас 50% выполнением Государственного оборонного заказа».

«Поднимается флаг ВМФ на судне тылового обеспечения ВМФ РФ «Всеволод Бобров». В состав флота вошел корабль противоминной обороны (ПМО) «Георгий Курбатов», торжественная церемония первого подъема военно-морского флага прошла в Балтийске. Экипаж головной атомной подводной лодки проекта «Ясень-М» «Казань» отрабатывает сейчас задачи боевой подготовки, готовится к несению боевых служб. Завершается выполнение ряда ключевых заказов по ремонту кораблей. Одним словом, мы находимся в графике по большинству объектов сдаточной программы 2021 года», — рассказал Рахманов.