«70% офицеров в армии не служили»

Какие ошибки допустил СССР при военной мобилизации в начале Афганской войны

Слушать
Остановить
Министерство обороны России заявило об увеличении численности мобилизационного резерва. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрал ошибки и просчеты, которые были допущены при последней масштабной военной мобилизации в Советском Союзе — в начале Афганской войны 1979-1989 годов.

БАРСу хорошо заплатят

«Ежегодно подразделения, укомплектованные резервистами, принимают участие во всех крупных учениях, проводимых от Камчатки до Калининграда, от Заполярья до Крыма, в ходе которых традиционно заслуживают высокой оценки командования», — заявили в пресс-службе военного ведомства.

Российская система подготовки и переподготовки военнослужащих запаса мало изменилась со времен Великой Отечественной войны. Традиционно она предполагала тотальную массовость и отлично подходила для решения задач середины 1950-х годов, но для современных конфликтов пригодна весьма условно. Например, в настоящее время в России практически нет резерва летного, штурманского и технического состава ВКС — это «штучный» персонал.

Однако в последнее время Минобороны прилагает видимые усилия для решения этой проблемы. Во всех военных округах формируются Боевые армейские резервные составы (БАРС). Это солдаты и офицеры запаса, которых в первую очередь призовут в строй в чрезвычайной ситуации. Например, если возникнет угроза вооруженного конфликта. В мирное время резервистов будут готовить на военных сборах, а все условия их временной службы, в том числе финансовые, пропишут в специальном контракте.

Комплектация БАРС проводится в результате жесткого отбора кандидатов. Резервисту, заключившему контракт, будут выплачиваться деньги, соответствующие воинскому званию, должности, длительности временного пребывания на службе и характеру выполняемых задач.

Такой «отборный» способ комплектования резерва взамен массового позволит избежать ошибок, если в какой-то момент мобилизация действительно понадобится.

До некоторой степени эта система воспроизводит общие принципы формирования резерва в США. Там служба в Национальной гвардии совмещается с работой по основной специальности. Гвардейцы обязаны проходить боевую подготовку, их подключают к войсковым и командно-штабным учениям вместе с регулярными частями.

Мобилизация без акта

Последний раз масштабные мобилизационные мероприятия в нашей стране проходили в начале Афганской войны 1979-1989 годов. Отмобилизование соединений, предназначенных для ввода в Афганистан, осуществлялось как призыв на сборы приписного состава отдельными распоряжениями Генерального штаба в адрес командующих военных округов. Которые, в свою очередь, передавали их войскам и военным комиссариатам.

Никакого государственного акта на отмобилизование не издавалось.

В ходе мобилизования выявилось несовершенство и неэффективность советской системы подготовки и накопления резервов.

Соединения и части 40-й армии — мотострелковые дивизии типа «В» — были отмобилизованы за 10-12 дней до ввода, а формирование десантно-штурмовой бригады еще только завершалось.

Единственным кадровым соединением в составе армии была 103-я воздушно-десантная дивизия. В ходе создания группировки войск было развернуто около 100 соединений, частей и учреждений. Из запаса на укомплектование войск призвано более 50 тыс. офицеров, сержантов и солдат.

70% из общего числа призванных офицеров в армии не служили вообще (прошли подготовку на военных кафедрах вузов). Подавляющее большинство из них показали полную неподготовленность и неспособность командовать подчиненными подразделениями.

Нередко мотострелковые, артиллерийские, саперные взводы, где командирами были офицеры запаса, на маршах и в бою были практически неуправляемыми.

Около 20% офицеров, призванных из запаса, которые готовились при частях из числа сержантов, также не имели практических командных навыков.

Реальная война вместо проверки

В первые дни отмобилизования 40-й армии в декабре 1979 года на качество укомплектования подразделений ни военкоматы, ни воинские части никакого внимания не обращали. Все были уверены, что идет обычная проверка, которая закончится, как только части доложат о завершении комплектования.

В связи с этим военкоматы стремились быстрее отправить призывные ресурсы, а воинские части — побыстрее укомплектовать подразделения личным составом и доложить по инстанции.

Со значительными, а порой и непредвиденными трудностями столкнулись военкоматы и воинские части при поставке и приеме техники из народного хозяйства. Руководители автобаз в массовом количестве поставляли не новые, приписанные к войскам, а старые, имевшие пробег более 500 тыс. км автомобили. Часть из них прибыла без запасных колес, водительского инструмента, шанцевого инструмента и ремонтных комплектов.

Особенно низкое техническое состояние имели наливные автомашины. Из представленных на укомплектование автомобильных батальонов 500 автомобилей были выбраны только 221, а остальные возвращены за негодностью.

До 80% поставленных бензозаправщиков из-за отсутствия заправочных пистолетов, счетчиков установленного диаметра оказались непригодными для использования.

В конце концов, несмотря на имевшиеся недостатки в отмобилизовании, командованию Туркестанского и Средне-Азиатского военных округов, командирам соединений и частей, военкоматам удалось справиться с поставленными задачами.

Заметим, в декабре 1979 года отмобилизовывалась всего одна общевойсковая армия в составе нескольких дивизий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Поделиться: