«США отказываются от санкций, когда им нужна российская техника»

Топ-менеджер «Ростеха» Виктор Кладов назвал Африку перспективным рынком вооружений

В интервью «Газете.Ru» на Dubai Airshow 2021 директор по международному сотрудничеству и региональной политике госкорпорации «Ростех» Виктор Кладов рассказал об экспорте российской боевой авиации, новых покупателях российского оружия и о том, как Вашингтон мешает своим европейским и азиатским партнерам работать с Москвой, а сам – в случае необходимости – покупает оружие у России.

— Как вы оцениваете перспективы продажи нашей военной авиатехники за рубеж?

— Годовой объем [всего российского военного] экспорта в районе 15 млрд долларов. Мы держим этот уровень уже несколько лет. Он растет. И это даже несмотря на пандемию и несмотря на санкции против России. Это большие показатели, поскольку не стоит забывать, что рынки просели. Кроме того, многие страны в разы сократили военные бюджеты и бросили средства на борьбу с ковидом. Соответственно, наши успехи дорогого стоят. Более того, мы расширили количество партнеров и число стран, регионов, где мы работаем. Таким образом, практически половина от суммы всего экспорта – около 40% – приходится именно на экспорт российской боевой авиации.

— Можно ли обозначить новые направления работы?

— Напомню, что у нас есть традиционные партнеры, такие как Индия и Китай, Алжир, Египет. У нас есть «быстрорастущие партнеры», скажем так. Это, прежде всего, страны Ближнего Востока. Здесь интересный регион: технологические и финансовые возможности. Перспективы вполне осязаемые.

Самая новое [направление] – Африка. Речь идет о 50 государствах. Сейчас именно это направление находится на подъеме. Имею в виду и экономику, и политику. К примеру, через несколько лет в Нигерии будет проживать 200 млн человек. Это страна с огромным людским потенциалом и страна с большими финансовыми возможностями. Есть углеводороды.

Отмечу, что большую роль в развитии этого направления сыграло проведение в Сочи форума «Россия – Африка». Там «Ростех» выставил на открытой площадке наземную технику. Покупатели предпочли сначала лично залезть в танки, в БТРы. За этим последовали и контракты. Второй год подряд «Рособоронэкспорт» заключает с ними контракт за контрактом.

— Чем может объясняться такой ажиотаж?

— Дело в том, что вся Африка работала на советской технике, но она приходит в негодность. Пришло время обновления. А вооруженные силы африканских стран привыкли работать с техникой нашего производства. Многие из них учились у нас, им проще работать на технике, которую они знают. Вместе с тем есть и ряд латиноамериканских стран, которые с нами тесно сотрудничают.

C нами активно сотрудничают страны Юго-Восточной Азии. Выделю Таиланд, который всегда был в зоне американского влияния в этом отношении. Тем не менее, у нас много контрактов с ним, с Мьянмой, Малайзией, Филиппинами – со всеми странами региона.

— Какова политика госкорпорации «Ростех» относительно трансфера технологий?

— Мы готовы работать со всеми, кто к этому готов. Это, безусловно, касается и трансфера технологий. Мы не делим наших партнеров на «друзей» и «врагов». Другое дело, что когда мы видим недружественные шаги, мы откладываем сотрудничество, но не по своей воле. Приведу пример. У нас идет очень масштабное сотрудничество по гражданским проектам с рядом крупнейших европейских корпораций. И когда встречаешься с немцами, французами, итальянцами – они жалуются на своих политиков. «У нас есть такие возможности, а мы их упускаем», говорят они. Вот и выходит, что санкции – это средство удушение конкурентов. Причем мы акцентируем внимание жалующихся на том, что США запрещают им, но сами сотрудничают с российской стороной при необходимости.

Яркий пример – им нужно было 70 вертолетов Ми-17 в Афганистане – так они изменили свой закон, чтобы закупить технику у «Рособоронэкспорта». Просто сделали исключение для этого контракта. США отказались от санкций, когда им понадобилось российская техника.

— Что можно сказать о программе беспилотных летательных аппаратов (БЛА)?

— Фокус нашей экспозиции [в Дубае] – именно беспилотники. Мы пошли на этот рынок позже других. Будем откровенны: мы «прозевали» нужный момент. Китайцы, турки продвинулись в этом вопросе. Однако, должен сказать, что набираем обороты и в этом направлении. У нас есть несколько видов БЛА, которые продаются весьма успешно. Обозначу ударные БЛА «Орион», «Орлан» производства компании «Кронштадт».

ZALA AERO GROUP в составе концерна «Калашников» также производит дроны. Причем речь идет о продукции двойного назначения. Эти БЛА можно использовать и в сельском хозяйстве, и в военных целях.

Мы прогнозируем, что уже в следующем десятилетии традиционные, пилотируемые боевые самолеты будут отодвинуты в сторону самолетами-дронами. Поэтому мы работаем над созданием таких стратегических БЛА, которые смогут обмениваться информацией и работать совместно с Checkmate Су-75 и Су-57. Речь идет о перспективной концепций боевого применения «рой беспилотников».

Загрузка