Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

«Это моя третья война и, безусловно, худшая». Исповедь наемников из США после боев на Украине

DB: воевавшие за ВСУ американцы назвали бои на Украине более жестокими, чем в Ираке и Афганистане

Бои на Украине куда тяжелее, чем во время войн в Ираке и Афганистане, признались изданию Daily Beast двое бывших американских военнослужащих, которые воевали на стороне ВСУ. Они рассказывали, что их давили артиллерией и танками, сбрасывали бомбы прямо на головы. И все это — без должной поддержки с воздуха и разведки. Один из собеседников вернулся в США и заявил, что ехать обратно не собирается. Второй — все еще на Украине. Но не хочет втягивать в вооруженный конфликт своих бывших сослуживцев, которые ему постоянно пишут.

Бои на Украине куда более жестокие, а обстановка на фронте намного сложнее, чем во время войн в Афганистане и Ираке. Об этом изданию Daily Beast рассказали двое бывших американских военнослужащих, воевавших на стороне ВСУ.

«Это моя третья война, в которой я участвовал, и она, безусловно, самая худшая. Вас, раздавят артиллерией, танками. На прошлой неделе рядом с нами, метрах в 300, сбросили бомбу с самолета. Это ужасное дерьмо», — рассказал бывший морпех Трой Оффенбекер.

По его словам, он присоединился к иностранному легиону ВСУ в самом начале вооруженных действий. Оффенбекер шесть лет служил в морской пехоте США, тренировал новобранцев, был инструктором для иностранных военных. «Я просто подумал, что будет неправильно, если я буду сидеть дома», — объяснил он свое решение воевать против российской армии.

Оказавшись на Украине, он связался с «нужными людьми», чтобы присоединиться к интернациональному легиону, и вскоре отправился в Донбасс.

После того, как он оказался в самом центре боевых действий, ему начали писать многие сослуживцы: спрашивали, как обстановка на фронте и можно ли к нему присоединиться. Однако он по несколько месяцев игнорировал эти сообщения.

«Честно говоря, все было довольно плохо, поэтому я не хотел втягивать в это кого-то еще», — пояснил Оффенбекер.

Другой собеседник издания, бывший рейнджер Дэвид Брамлетт, прошедший Афганистан и Ирак, когда началась спецоперация на Украине получал степень магистра в области международных отношений в Университете Джона Хопкинса. «У меня есть знания, навыки и способности, чтобы помочь. Так что я фактически взял отпуск по своей магистерской программе и ушел», — рассказал Брамлетт.

В начале марта 2022 года Брамлетт направлялся в Варшаву, чтобы сориентироваться перед вступлением в иностранный легион на Украине. Потом была подготовка в Киеве и во Львове, которую американский военный охарактеризовал как хаотичную.

Во-первых, его застало врасплох, сколько иностранцев поехало воевать на Украину, не имея никакого боевого опыта. Некоторые из них никогда не держали в руках огнестрельного оружия, кто-то максимум стрелял из охотничьих ружей.

«Здесь много действительно тупых добровольцев, которым нечего делать на войне», — признался Брамлетт.

Во-вторых, его поразило фактическое отсутствие войсковой организации внутри иностранного легиона. «Всю вербовку мы проводили сами среди иностранцев, которые уже были в Киеве. Сами занимались поиском ресурсов, финансированием, например, покупали собственные автомобили, оплачивали жилье», — добавил рейнджер.

Несколько дней спустя он объединился с двумя другими зелеными беретами, чтобы сформировать многонациональный отряд из примерно 12 человек. Этой тактической группе должны были поручать выполнение специальных операций.

«А потом, по сути, нам дают приказ идти на Харьков и говорят: «Убейте столько русских, сколько сможете», — сообщил Брамлетт.

Под Харьковом его миссии в основном были самостоятельными. Украинское правительство не координировало их действия с ВСУ или другими иностранными добровольческими формированиями. Поэтому им приходилось быть то в роли территориальной обороны, то выполнять задачи регулярной армии. Иногда на отряд Брамлетта возлагали миссии воздушно-десантных войск или подразделений спецназа.

По словам американца, эти миссии были изнурительными. В отличие от привычных ему заданий на службе в армии США, когда тебя постоянно прикрывает авиация, работает разведка, на Украине ничего подобного не было.

«Худший день в Афганистане или Ираке — это прекраснейший день на Украине. Но даже в самые плохие дни мы всегда старались контролировать ситуацию в отличие от украинских командиров», — признался Брамлетт.

Сложнее всего, по его словам, приходилось зимой. «Поскольку мы небольшая тактическая группа, нам приходилось постоянно перемещаться и перед линией украинцев, и перед линией русских. У вас нет листьев на деревьях, кусты голые, деревья голые, и очень холодно. Вы не можете спрятаться», — объяснил рейнджер.

Учитывая, что тактика ведения боев никак не менялась, американец постоянно был готов к провалу и смерти. «Я просто боялся, что если мы будем делать то же, что и всегда, то просто все умрем», — добавил он.

Когда наступила зима, Брамлетт связался с командованием, чтобы отправить членов своего небольшого отряда домой, чтобы они отдохнули. Их тепловые сигнатуры проявлялись сильнее, чем летом, выдавая их позиции. Оставаться вне поля зрения российских войск становилось все труднее с каждым днем, так как исчезала листва. Вдобавок к этим проблемам машины отряда постоянно ломались, и у иностранцев заканчивались деньги.

«Когда я вернулся в декабре в США, это как бы дало мне возможность переоценить все произошедшее с расстояния. Потому что, когда на поле боя постоянно отвечаешь за отряд, у тебя просто нет на это времени. В итоге я пришел к выводу, что не собираюсь больше возвращаться и драться», — резюмировал Брамлетт.

Загрузка