Через «АвтоВАЗ» к звездам

Игорь Комаров официально подтвердил уход с поста президента «АвтоВАЗа»

Глава «АвтоВАЗа» Игорь Комаров официально подал в отставку. За четыре года его работы тольяттинский автопроизводитель избавился от убытков, отказался от нескольких моделей, выпускавшихся более четверти века, а также начал производство вполне современных автомобилей, которые помогли улучшить имидж компании. Между тем эксперты связывают последние успехи автогиганта с обильной госпомощью и сотрудничеством с альянсом Renault-Nissan.

Активно циркулировавшие в СМИ слухи о предстоящей смене президента «АвтоВАЗа» подтвердились: Игорь Комаров покидает свой пост, чтобы возглавить Объединенную ракетно-космическую корпорацию (ОРКК).

Контракт Комарова истекает в ноябре 2013 года. Имя его преемника будет известно после ближайшего заседания совета директоров «АвтоВАЗа», которое состоится 4 ноября.

С уходом Комарова исполняющим обязанности директора компании станет Олег Лобанов, ранее занимавший пост исполнительного вице-президента компании по финансам и корпоративному управлению.

В четверг днем стало известно, что глава совета директоров «АвтоВАЗа» Карлос Гон и его заместитель Сергей Чемезов собираются предложить на этот пост Бо Андерсона. Сейчас швед возглавляет совет директоров ОАО «ГАЗ».

За свою карьеру Игорь Комаров успел поработать в крупных кредитно-финансовых учреждениях, таких как Сбербанк, Инкомбанк и Национальный резервный банк. В этих организациях менеджер работал с 1992 по 2002 год. Вплоть до 2008 года Комаров работал замдиректора компании «Норильский никель» по экономике и финансам.

Заметный поворот в карьере менеджера произошел в 2008 году: Комаров стал советником гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова. Управленец занимал этот пост до мая 2009 года, когда его назначили исполнительным вице-президентом крупнейшего в России автопроизводителя, компании «АвтоВАЗ». Через четыре месяца, в августе 2009 года, Комаров стал директором тольяттинского автогиганта.

Компания досталась ему с убытками свыше 50 млрд руб. Благодаря госпомощи на общую сумму около 75 млрд руб. и антикризисной программе, которая включала снижение издержек и сокращение персонала, «АвтоВАЗу» удалось вернуться к прибыли.

Впрочем, к моменту ухода Комарова «АвтоВАЗ» вновь стал убыточным: из-за общего сокращения российского автомобильного рынка и масштабной модернизации предприятий «АвтоВАЗа» в первом полугодии 2013 года компания понесла убыток на сумму 2,6 млрд руб.

За время работы Комарова на «АвтоВАЗе» запустили в производство бюджетный седан Lada Granta, который определенно пришелся по вкусу россиянам: за год с небольшим модель вышла в лидеры рынка и уступать свою позицию, по всей видимости, не собирается. Кроме того, автомобиль заслужил массу положительных отзывов в прессе в духе «можем, когда захотим». Granta стала первой отечественной серийной машиной с «автоматом».

Кроме того, на конвейер предприятия встал универсал Lada Largus, по сути представляющий собой автомобиль, в Европе известный как Dacia (Renault) Logan MCV, а также новое поколение Kalina. За Largus успели образоваться длинные очереди, а новая Kalina пока только выходит на запланированный объем производства. На платформе Lada Granta и Kalina будут выпускаться бюджетные автомобили возрожденной марки Datsun, принадлежащей альянсу Renault-Nissan.

При Комарове главным дизайнером «АвтоВАЗа» стал британец Стив Маттин, ранее работавший с марками Mercedes-Benz, Maybach и Volvo, — для отечественного автопрома это событие беспрецедентное. Из-под его пера появился концепт-кар Lada X-Ray, который привлек заметное внимание к стенду Lada на Московском автосалоне в 2012 году.

Между тем глава профсоюза «Единство» Петр Золотарев рассказал «Газете.Ru», что деятельность Комарова на посту главы компании была эффективной с экономической точки зрения, но рабочие предприятия от этого никак не выиграли.

«Его работа ничего лучшего рабочим не дала. Была сокращена численность рабочих: у нас было около 110 тыс. работников, сейчас осталось около 70 тыс.

Сокращение большое, но за его счет зарплата не увеличилась, а социальные гарантии и условия труда и вовсе ухудшились. Нагрузка на работников возросла, но прибыль предприятия выросла, члены менеджмента получают больше миллиона рублей в месяц. Все замечательно, перед нами стабильно работающее предприятие», — рассказал глава профсоюза.

«Я уверен, что лучше для рабочих (после ухода Комарова. — «Газета.Ru») не станет. Может, даже хуже будет. Ведь цель собственников предприятия – получение прибыли, в том числе и от сокращения затрат на содержание рабочего класса», — заявил Золотарев.

По словам главы профсоюза, организация сейчас планирует вступить в новый трудовой спор с руководством «АвтоВАЗа» — топ-менеджмент якобы проигнорировал несколько предложений рабочих. «В рамках заключения нового трудового договора (предыдущий истекает в декабре. — «Газета.Ru») мы направили Комарову предложения по упреждающей индексации зарплат и увеличении оплаты в полтора раза — экономические ресурсы для этого есть. В итоге предложения наши не приняли и за стол переговоров мы так и не сели», — рассказал Золотарев, добавив, что последним итогом этого спора может стать забастовка.

В свою очередь, ведущий аналитик ИФК «Метрополь» Андрей Рожков позитивно оценивает работу Комарова.

«Под его руководством в производство были запущены новые модели, которые частично смогли заменить уходящую «классику» и позволили поддержать падающую долю «АвтоВАЗа» на рынке.

Нужно признать, что автомобили стали более качественными в силу того, что повысился контроль за производителями автокомпонентов. Кроме того, стали использоваться комплектующие зарубежного производства, что также повлияло на качество автомобилей», — рассказал «Газете.Ru» эксперт.

Рожков считает, что определенную роль в успехе «АвтоВАЗа» при Комарове сыграла помощь государства. «Здесь речь идет именно о финансовых результатах по международным стандартам, которые в 2011 и 2012 годах были очень высокими — там действительно было влияние государства, которое через «Ростехнологии» реструктуризировало долг «АвтоВАЗа» на очень выгодных условиях, в результате чего компания демонстрировала рекордную прибыль. Но это был, скорее, не результат непосредственной деятельности, а следствие таких единовременных сделок по реструктуризации долга», — считает эксперт.

«Но если мы говорим о качественном улучшении автомобилей, то о влиянии на этот процесс государственной помощи говорить неуместно», — уточнил Рожков.