Новости

«Сотрудник ГИБДД не слепой, он должен проверить адрес»

Почему суды не должны принимать к рассмотрению протоколы с ошибками

Суд в Москве лишил водителя прав на основании протокола ГИБДД, в котором выезд на встречную полосу был зафиксирован по несуществующему адресу. Такая ошибка сотрудников ГИБДД, по мнению судьи, несущественна, и в итоге столичную автомобилистку лишили прав на год. Адвокат водителя утверждает: самое важное в протоколе — это место, время и событие. Если есть ошибка хоть в одном из пунктов, суд не должен принимать такой документ.

Обращение к председателю Верховного суда и в Генпрокуратуру готовит юрист Коллегии правовой защиты автовладельцев Александр Рыбалко по неправомерному, по его мнению, решению одного из мировых судов Москвы в отношении его подзащитной. Женщину лишили водительских прав за повторный выезд на встречную полосу. Однако сотрудники ГИБДД указали в протоколе несуществующий адрес, где было допущено нарушение. Правозащитник утверждает: с точки зрения закона в полицейском протоколе должно быть верно зафиксировано не только само нарушение, но и место, где оно произошло, а также время. Если же в материалы ГИБДД закралась ошибка, то и лишать прав на основании таких документов неправильно.

Кроме того, правозащитник утверждает: сотрудники ГИБДД составили административный протокол в отместку за то, что автомобилистка не смогла оперативно уступить дорогу их машине.

Инцидент с автомобилисткой Марией Степановой (фамилия изменена по просьбе стороны защиты) произошел еще в сентябре 2015 года, но история продолжается до сих пор. В то утро Степанова ехала на работу на своем Hyundai Solaris по дороге, параллельно прилегающей к Боровскому шоссе. Это место известно тем, что здесь часто собираются вереницы автомобилей, которые образуют серьезную пробку.

«В хвосте этой вереницы ехал экипаж ГИБДД, — рассказывает Рыбалко. — Полицейские решили объехать пробку по встречной полосе через сплошную линию без включенного спецсигнала и звукового сопровождения. Когда навстречу спецтранспорту двинулся встречный поток, те попытались вернуться в свою полосу, подавая знаки стоящим там автомобилистам и требуя обеспечить возможность вклиниться.

Машина ГИБДД стала прижиматься к моей подзащитной Степановой и еще одному мужчине на попутном автомобиле. Но ведь все стояли в пробке, протолкнуться особо некуда, сразу уступить им дорогу не получалось».

В итоге всем удалось успешно разъехаться. Но, как утверждает Рыбалко, машина ДПС проследовала за автомобилями Степановой и ее попутчика, и через километр пути полицейские потребовали от них остановиться.

«Стали составлять обоим протоколы за выезд на встречную полосу, — говорит Рыбалко. — Степанова подписывать отказалась, и гаишники эти протоколы просто забросили ей в окно.

Мы пришли на разбирательство в суд. Приобщили карту, по которой видно, что адреса, который указан в протоколе, не существует и дома номер 2 по Новомещерскому проезду нет в природе. Мы заявили ходатайство истребовать схемы объектов из префектуры и пригласить сотрудника ГИБДД, который и составил спорный протокол. Судья назначила очередное слушание уже на следующий день. Хотя мы просили отсрочку, поскольку и я, и моя подзащитная явиться никак не могли. В итоге слушание прошло без нашего участия. Наше ходатайство удовлетворили частично — в суд явился сам сотрудник ГИБДД, который и составил этот протокол.

Он заявил, что такой адрес на самом деле есть. А наше ходатайство по схеме отклонили, даже не указав мотивов такого решения.

Также мы обращались в ГИБДД с просьбой найти второго лишенного прав водителя, чтобы также привлечь его в качестве свидетеля, но сделать этого не удалось».

В итоге, согласно решению суда (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), указанные протокол и документы суд признал надлежащими доказательствами, поскольку существенных нарушений при их составлении не установлено, а небольшие неточности при оформлении материала об административном правонарушении не являются таковыми, в связи с чем исключению из числа доказательств не подлежат и не влияют на вывод суда относительно виновности Степановой».

Также в решении суда говорится, что вину Степановой подтверждают показания свидетеля — сотрудника полиции, допрошенного в ходе судебного заседания. Показания подтвердили факт выезда на встречную полосу гражданки Степановой и движение по этой полосе.

«У суда не имеется и в судебном заседании не установлено каких-либо обстоятельств, которые давали бы право суду сомневаться в показаниях свидетеля, не имеющего неприязненных отношений к Степановой и в исходе дела не заинтересованного, а поэтому, оценивая эти показания, суд находит их достоверными и полностью им доверяет», — говорится в решении суда.

В итоге автомобилистку согласно ч. 5 ст. 12.15 КоАП России лишили права садиться за руль на один год.

Но сторона защиты с таким решением оказалась категорически не согласна и продолжает настаивать на том, что при составлении протокола была допущена принципиальная ошибка.

«Суд, увидев, что такого адреса нет, должен был возвратить материалы на доработку и исправление ошибок в ГИБДД, — говорит адвокат. — Но раз суд сразу не заметил этой ошибки, то с началом рассмотрения дело должно было быть прекращено, а с водителя сняты все претензии. Это стандартная практика».

«Мы дошли до Верховного суда, — продолжает Рыбалко. — Но и там нам сообщили, что оснований для отмены решения мирового суда нет. Нам возвратили бумаги из БТИ, где говорилось, что нет такого адреса, и жалобу. В постановлении никак не ответили на нашу жалобу на несуществующий адрес, а по закону это должны были нам обосновать. При этом в самом Верховном суде не раз сами говорили: если в жалобе содержится довод и он никак не отмечен в постановлении, то такое постановление должно быть признано незаконным».

Теперь адвокат намерен обратиться в Генпрокуратуру, а также готовит соответствующее обращение к председателю Верховного суда. «Моя подзащитная уже потеряла работу, поскольку без автомобиля она не может добираться до работы, слишком далеко, — рассказал Рыбалко. — Большие проблемы и с детьми, которых нужно развозить в учебные заведения.

А наши суды продолжают руководствоваться тем, что сотрудник ГИБДД всегда прав. Получается, что, даже если они составят протокол, в котором будет написано, что нарушение было на какой-то там улице, этого тоже должно быть достаточно».

В свою очередь, адвокат, консультант-эксперт Общественной палаты Московской области Марат Аманлиев также считает, что если в суде выяснилось, что нарушение было зафиксировано по несуществующему адресу, то водителя следовало оправдать.

«Протокол составляется не для шутки, не просто так, — говорит Аманлиев «Газете.Ru». — Так, указывается место, суть правонарушения.

Сотрудник ГИБДД не слепой, он должен подойти к дому, проверить адрес. А если мы видим несуществующий адрес, возникает вопрос — настоящее ли было правонарушение?

Тут вопрос не только к судье, но и к сотруднику полиции. Ведь у нас действует презумпция невиновности, все нестыковки должны трактоваться в пользу обвиняемого. А получается наоборот — благодаря формулировке «нет оснований не доверять сотруднику полиции» суды покрывают все их ошибки. К сожалению, в большинстве случаев судьи стоят на стороне обвинения».

Ранее «Газета.Ru» писала о том, что поездка столичного автомобилиста на работу в снежную погоду закончилась лишением водительских прав на два месяца. Остановившие водителя инспекторы ГИБДД решили, что тот намеренно залепил снегом госномера своего Hyundai ix35, разглядев на них следы от пальцев. Эту точку зрения они смогли доказать в суде.