Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

АвтоМеханика

Land Rover

Путешествие во времени: зачем ехать на «крышу мира»

Автопутешествие по Памиру на Land Rover Discovery

Вслед за Казахстаном и Киргизией экспедиционный проект компании Land Rover «Время новых открытий» добрался до одно из самых экзотических стран бывшего СССР – Таджикистана. Маршрут очередного этапа был проложен из Душанбе в Ош через знаменитую «крышу миру» — Памир. Одна из самых высокогорных дорог мира оказалась трудной, но обязательной к посещению всем любителям приключений.

Оказавшись сразу после прилета в одном из лучших ресторанов Душанбе, я с интересом разглядывал меню. Было интересно понять по указанным в нем ценам, какой курс у местного сомони к рублю. Прикинув, что почем, я подумал, что, должно быть, не меньше, чем 1 к 20. Ведь наваристую шурпу в заведении можно было отведать всего за 10 сомони, а большинство мясных блюд были не дороже 20. Каково же было мое удивление, когда курс оказался 1 к 7, а значит я попал в одну из самых дешевых для туристов стран мира. И даже такие, в общем-то смешные цены, даже в столице по карману совсем немногим.

Конечно, у меня не было никаких иллюзий по поводу уровня жизни в Таджикистане – он очень низкий. Исходя из этого, не ждал от Душанбе ничего особенного и совершенно напрасно! Город, по крайней мере его центральная часть, производит очень приятное впечатление. Чистота, хорошее городское освещение, напористые и современные здания, построенные, как и многое другое в Таджикистане, китайцами, пока еще соседствуют с чудесными образчиками советской, прежде всего сталинской, архитектуры.

К сожалению, детальнее ознакомиться с Душанбе попросту не хватило времени – все ограничилось ночной прогулкой, но сюда хочется еще раз вернуться, чтобы как следует познакомиться и с городом, и с жизнью простых таджиков.

И вновь нас ждет путешествие на уже знакомом и проверенном Land Rover Discovery 5. Этот дизельный трудяга с трехлитровым 249-сильным мотором, несмотря на премиальный комфорт в салоне, давно доказал, что является настоящим внедорожником, с которым не страшно покорять любые дороги и направления. Автомобиль оказался удобен и с точки зрения вместительного багажника и своих габаритов в целом — при необходимости он может стать домом на колесах.

Наша первая промежуточная цель – небольшой поселок Калаи-Хумб. Сейчас туда ведет новая отличная трасса, но мы не ищем легких путей, поэтому отправляемся по старой, намного более убитой, но и более живописной дороге, которая является западной частью Памирского тракта.

Своим появлением тракт обязан русским солдатам, которые в конце XIX века и проложили здесь первую колесную дорогу. Строить начинали со стороны Оша, до Хорога, столицы Горного Бадахшана и самого крупного города Памира, дорога дошла лишь в 30-х годах прошлого века. А уже оттуда к 1940-му году построили и трассу до Душанбе.

С точки зрения качества дороги это один из самых трудных участков – ремонта здесь не было много десятилетий, поэтому убитый асфальт попадается лишь эпизодически. Уже на полпути к Калаи-Хумбу мы оказываемся на берегу Пянджа – на той стороне Афганистан. Трасса будет тянуться вдоль приграничной реки сотни километров, поэтому возможностей хорошенько рассмотреть быт тамошних жителей будет предостаточно. Кстати, в приграничной провинции Бадахшан подавляющее большинство составляют этнические таджики, да и бытовой уклад в приграничных поселках очень похож. Впрочем, вскоре стало понятно, что даже по скромным таджикским меркам в Афганистане живут еще беднее.

Путешествие в составе колонны обеспечило повышенное внимание к экспедиции со стороны местных жителей. Особенно детей. Даже в самых крошечных кишлаках на улицах можно было увидеть множество мальчишек и девчонок всех возрастов, которые изо всех сил старались поприветствовать гостей. За без малого неделю пути не было ни одного неприличного жеста, камня или попытки что-то выпросить, а только сотни и сотни детских улыбок и радостных приветствий. Несмотря на то, что Горный Бадахшан активно посещается туристами со всего мира, которые стремятся различными способами проехать по Памирскому тракту, здесь их все-таки пока еще не очень много.

Поэтому во многих местах здесь и сохранилось еще подлинное восточное гостеприимство, когда любой местный почтет за честь приютить и накормить гостя. Впрочем, постепенно развивается и туристическая сфера. Во всяком случае с официальным ночлегом на Памирском тракте никаких проблем нет и даже в отдаленных кишлаках и поселках всегда можно найти вывеску Homestay, где путешественника ждет пусть спартанский, но все же ночлег.

Помимо живописных видов на Афганистан дорога в Калаи-Хумб запомнилась и местом строительства исполинской Рогунской ГЭС, у которой должна быть самая высокая каменно-набросная плотина в мире. Мало где в мире можно найти подобные долгострои – сооружать станцию начали еще в 1976 году, но по самым разным причинам достроить ее пока не удается. Сейчас, кстати, станцию достраивают итальянцы и вполне возможно, им все же удастся довести проект до конца, но визуально до этого еще далеко – стройка в самом разгаре.

Сам Калаи-Хумб, несмотря на скромные размеры, поразил своей благоустроенностью. В центре поселка есть первоклассный отель, который можно смело назвать одним из лучших во всей стране, а также отстроенное с размахом административное здание с «лондонскими» фонарными столбами. Все это добро, по слухам, принадлежит то ли одному из высокопоставленных чиновников в Душанбе, который решил вложиться в скромный поселок.

Именно после этого поселка и начинается как таковой Памирский тракт – другой, альтернативной дороги в сторону Оша уже нет.

Если на таджикской стороне едва ли не в каждом кишлаке, а порой и просто на трассе, можно встретить группы местных пограничников, то на афганской стороне никаких признаков приграничной территории нет.

Сам принцип охраны границы здесь заключается в опоре на местное население – речь не о специальных осведомителях, а некой коллективной сознательности, которая побуждает местных докладывать «кому надо» о чужаках.

Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) – самый крупный и самый малонаселенный регион Таджикистана. Жить здесь тяжело и неудивительно, что регион даже по таджикским меркам считается бедным. Достаточно сказать, что между Хорогом и Душанбе курсирует единственный пассажирский транспорт – семиместные японские внедорожники, выполняющие функции такси. Таким же способом можно проехать и в сторону Оша. Ни автобусов, и авиасообщения, если не считать редких рейсов малой авиации, здесь нет.

В условиях, когда цена бензина ощутимо выше, чем в Москве, а зарплата, к примеру, у местной учительницы, составляет порядка $80 в месяц и почти все продукты и товары приходится завозить с «большой земли», выжить помогает лишь какой-то бизнес или помощь находящихся на заработках родственников.

В том же Хороге все столбы обклеены объявлениями о продаже квартир и другого имущества, причем почти все они – на русском языке. И это притом, что русских в ГБАО, как говорят, осталось человек 100. Дело в том, что именно русский является языком межнационального общения, ведь на Памире проживают множество народностей, у каждой из которых есть свой язык, зачастую непонятный жителям уже соседнего кишлака.

Сам Хорог удивительно живописен – расположенный на обоих берегах реки Гунт, в окружении гор, городок имеет свое особое очарование. Оправдывает ожидания и местный базар, где можно купить и национальную одежду и еду и бытовые мелочи из соседнего Китая. Есть в городе и краеведческий музей, посетить который, к сожалению, не хватило времени. Говоря, в нем хранится фортепиано 1875 года выпуска знаменитого мастера Якоба Беккера. В Хорог его доставили из Петербурга по заказу дочери русского коменданта тогда этой тогда еще крепости. Из Оша инструмент на руках тащили 20 носильщиков. Чего им это стоило даже трудно представить, но еще в 70-е годы прошлого века фортепиано исправно служило в местном ДК, после чего его все-таки отправили на «покой» в музей.

Дальше за Хорогом на таджикской части тракта есть только один крупный населенный пункт — поселок Мургаб. Расположенный на высоте 3600 метров над уровнем моря, он с большим отрывом является самым высокогорным райцентром бывшего СССР. Здесь, кстати, Памирский тракт делает ответвление в Китай, а дальнейший маршрут в сторону Оша будет пролегать в нескольких метрах от приграничной нейтральной полосы на границе с Поднебесной.

Осмотреть его как следует не удалось из-за темноты, а ночевка у нас была запланирована в полевых условиях – в палатках. Впрочем, многие участники экспедиции из-за холода предпочли спать в машинах – Discovery 5 для этого прекрасно подходит, и разложив, задний ряд сидений, в нем можно нормально лечь.

Граница между Таджикистаном и Киргизией находится высоко в горах – небольшая таджикская погранзастава утопает в снегу. Немного формальностей и начинается спуск с перевала. Киргизские пограничники решили обустроиться чуть ниже. Всего 10-15 минут езды и пейзаж значительно меняется – условия для службы здесь явно лучше.

Не зря наш гид, выходец из Таджикистана, на границе не без грусти констатировал, что теперь, в Киргизии, нас ждет самая красивая часть Памирского тракта. И действительно, пустынный ландшафт высокогорья начал стремительно меняться.

Стала появляться куцая растительность, которая довольно быстро, после преодоления 3000 над уровнем моря, стала сменяться деревьями. За окном появились очень живописные долины и утесы, а количество населенных пунктов на трассе резко выросло.

Кстати, не менее разительно при въезде в Киргизию меняется и сама дорога. Здесь она несравненно лучшего качества. И если преодолеть таджикский участок Памирского тракта на легковушке весьма проблематично (хотя на одном из самых высоких перевалов нам попалась вазовская «десятка» — авт.), то передвигаться по киргизской половине было одно удовольствие. Единственное неудобство – довольно оживленный трафик грузовиков, который с черепашьей скоростью карабкаются на местные перевалы, вынуждая постоянно искать возможность обгона.

Ош – второй по величине город Киргизии. Его трудно назвать туристическим центром, но все признаки цивилизации здесь налицо: широкие освещенные улицы, множество ресторанов, дорогие бутик-отели и даже 95-й бензин на заправках – последний раз мы видели его в Душанбе и это надо учитывать тем, кто решится отправиться по этому маршруту самостоятельно. Наш Discovery 5 даже без специальной подготовки справлялся со всеми дорожными трудностями достаточно легко и с «запасом», но ехать сюда на легковушке я все-таки бы не советовал. Проехать, особенно летом (зимой Памирский тракт закрыт – авт.), пожалуй, можно, но риск отбить себе пятую точку на бесчисленных колдобинах весьма велик.

Поездка по Памирскому тракту это не столько путешествие в пространстве, сколько, во времени.

И с этой точки зрения этот маршрут уникален. Сюда еще долго не доберется глобализация и технический прогресс. Хотя у китайцев, стремительно наращивающих свое присутствие и в этом регионе, на этот счет, наверное, будет свое мнение. Тем не менее, один из самых удаленных и труднодоступных уголков бывшего СССР (в советские времена водителей грузовиков награждали за сам факт проезда по тракту – авт.) полностью сохраняет свой уникальный этнический колорит. Какой бы опыт путешествий у вас не был, поездка на Памир останется в памяти навсегда и вряд ли найдется тот, кто, побывав здесь, пожалел о потраченном времени или бытовых неудобствах.