Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Brand X Pictures/East News

Инноваторов ищут в офшорах

Минэкономразвития готовит законопроект об инвестиционном партнерстве (товариществе)

Рустем Фаляхов

Минэкономразвития готовит законопроект об инвестиционном партнерстве (товариществе). Его цель – поддержать инновационный бизнес. Кроме того, чиновники надеются, что тем самым удастся переориентировать инвесторов с офшоров на российский рынок инновационных проектов.

«Существующие организационно-правовые формы собственности, такие как АО или ООО, не очень удобны для ведения инновационного бизнеса», — признался директор Департамента корпоративного управления Минэкономразвития Иван Осколков, выступая во вторник с докладом в рамках форума РСПП. Поэтому МЭР предлагает принять новый законопроект — об инвестиционном партнерстве (товариществе). Такая форма ведения бизнеса обычно связана с венчурными инвестициями и называется limited partnership (ограниченное партнерство).

Венчурный бизнес (от английского venture — рискованное начинание) подразумевает вложение денег в перспективный инновационный проект. Выглядит это примерно так: у одной компании или частного лица есть новаторская идея, но нет средств на ее реализацию. С другой стороны, имеется состоятельный инвестор (он же «бизнес-ангел») либо венчурный фонд, которые готовы рискнуть и дать денег на инновацию в расчете на будущую прибыль. В итоге инноватор и бизнесмен заключают договор и в случае удачи делят доходы. В случае провала никто никому ничего не должен. В том числе и государству, которое с подозрением относится к банкротам и не позволит просто так закрыться компании.

Представитель министерства уточнил, что разработчиками законопроекта выступили «Роснано», Российская венчурная компания и Российская ассоциация прямого и венчурного инвестирования (РАВИ). Но у МЭР, естественно, будут свои замечания к законопроекту, подготовленному бизнесом, пояснил Осколков. А пока законопроект разослан экспертам для обсуждения.

По мнению генерального директора ОАО «Российская венчурная компания» Игоря Агамирзяна, инновационный путь развития экономики, провозглашенный руководством страны, невозможен без привлечения необходимого объема государственных и частных инвестиций.

«В условиях, когда государственные инвестиционные средства, выделенные на поддержку развития инновационной экономики, либо ограничены, либо сконцентрированы на крупных, «общестрановых» проектах, основной задачей становится создание условий, стимулирующих самостоятельное, инициативное поведение инвестиционного и предпринимательского сообщества», — полагает Агамирзян.

В «Роснано» убеждены, что подготовленный ими вариант законопроекта имеет немало достоинств. Он отвечает требованиям налоговой прозрачности, поскольку данная форма не подразумевает создания юридического лица, инвесторы платят налог только один раз — с прибыли на вложенные в проект деньги.

Формат инвестиционного партнерства предполагает гибкую структуру ведения бизнеса. Все проблемы, связанные с управлением товариществом, решаются на основе соглашений, подписываемых между партнерами.

В результате может быть создана организационно-правовая форма функционирования венчурных фондов, понятная международным инвесторам,

полагает директор по инновационному развитию «Роснано» Юрий Удальцов. Эта же правовая форма поможет переориентировать отечественных «бизнес-ангелов» с офшоров на российский рынок венчурных инвестиций, вернуть их на Родину, надеются в «Роснано».

Но действующее российское законодательство так устроено, что налоги прописаны в Налоговом кодексе, права акционеров закреплены в законе «Об акционерных обществах», деятельность непубличных компаний отражена, например, в законе «Об обществах с ограниченной ответственностью», а закон «О несостоятельности (банкротстве)» отражает интересы и тех и других. В итоге необходимо будет не только принимать отдельный закон об инвестиционном партнерстве, но и вносить массу поправок в перечисленные законы, а также в закон «Об инвестиционных фондах» и в Гражданский кодекс, полагает глава рабочей группы «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. В противном случае новый закон окажется мертворожденным.

«Не менее важно, чтобы власть согласилась освободить венчурный бизнес на начальной его стадии от налога на прибыль, если инвестирует фонд, и от подоходного налога, если проект оплачивает «бизнес-ангел», — говорит Данилов-Данильян.

«Еще одним важным моментом для участников является вход и выход из проекта», — говорит старший аналитик ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Виктор Марков.

Введение новой организационно-правовой формы, может быть, и не будет прямо способствовать росту венчурной активности, но ее наличие позволит властям в будущем проводить более внятную стимулирующую политику, формировать систему льгот и преференций в отношении инновационного бизнеса, полагает старший консультант ООО «Бизнес Решения» Дмитрий Кудеркин.

А по мнению руководителя группы по инновационным проектам юридической фирмы «Вегас-Лекс» Александры Васюхновой, основополагающей в новом законе должна быть норма о том, что партнеры по бизнесу вправе сами свободно регулировать отношения между собой, определять механизмы контроля и ответственности за свои действия.