Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Thinkstock/Fotobank.ru

Мусорный фонд

Россиян заставят сортировать мусор

Рустем Фаляхов

Депутаты предлагают создать в России внебюджетный фонд, который будет финансировать проекты по переработке мусора. Туда будут направляться штрафы за нарушение экологии, а также средства, которые будут заранее закладываться в стоимость тары на ее последующую утилизацию. Но для начала надо приучить россиян сортировать мусор.

Процесс утилизации, переработки и захоронения отходов выпал из сферы интересов государства, в стране нет единой государственной политики в области экологии, и теперь Россия стоит на пороге экологической катастрофы, заявил на открытии конференции в Берлине, посвященной переработке бытовых отходов, председатель госсовета (хасэ) Республики Адыгея Анатолий Иванов.

Решить проблему, по мнению депутатов, может создание специального aонда экологической модернизации, из которого бы финансировались проекты по переработке мусора. «Сегодня сбор и перевозка твердых бытовых отходов возложена на муниципальный уровень власти, но денег в бюджетах муниципальных образований нет — вот страна и утопает в мусоре», — пояснил необходимость такого подхода член комитета Госдумы по собственности Алексей Плахотников.

Справка:

Первая свалка

Афины, 329 год до н. э. — запрещено выбрасывать мусор на улицы, организована первая свалка мусора. 1315 год — в Париже...

В Тамбовской области, поделился он, при численности населения в 1,3 млн человек ежегодно производится 2,3 млн тонн мусора. Только 70% из этой массы довозится до свалок, остальное сваливается вдоль дорог, в лесах и на полях. В области 17 санкционированных и 2 несанкционированные свалки и только 4 полигона, отвечающих экологическим требованиям по хранению и переработке отходов.

При этом Тамбовская область не самый отсталый с точки зрения экологии субъект. Здесь открыты 4 полигона, отвечающих экологическим требованиям по хранению и переработке отходов, задействованы технологии известных немецких и швейцарских фирм KAHL, ZAB, EPC group. Отходы сортируются по 14 наименованиям, и часть из них продается на переработку на Украину и в страны Балтии. Но деятельность компаний, занятых в этом бизнесе, никак не поддерживается государством, и поэтому они не в состоянии переварить весь поток мусора, убежден Плахотников.

До 2001 года в России уже действовал экологический фонд, напомнил участникам конференции руководитель ФГУП «Федеральный центр благоустройства и обращения с отходами» Николай Желяев. Но с принятием Налогового кодекса он, как и ряд других внебюджетных фондов, например дорожный, был ликвидирован. Власти сочли, что такого рода фонды работают не очень эффективно, а механизм расходования средств непрозрачен.

Но если прежний фонд пополнялся в основном за счет отчислений предприятий с вредными производствами, то в новый могли бы также поступать средства, которые будут заранее закладываться в стоимость стеклянных бутылок, железных банок и прочей тары.

«Можно сделать как в Германии. Здесь производители, например, пива платят с каждой бутылки ее залоговую стоимость»,

— говорит Желяев.

В ФРГ механизм был введен еще в 2002 году. При покупке напитков потребители оплачивают залоговую сумму, заложенную в стоимость бутылок и банок. Сумма возвращается компаниям, производящим напитки, через торговые предприятия после сдачи посуды покупателями. Торговые точки обязали принимать пустую тару.

Производители были против, так как им пришлось потратиться на установку автоматов по приему тары и ее доставку на завод. Покупатели тоже были против, так как это привело к удорожанию напитков и вынуждало сдавать пустую тару. Но и тем и другим власти объяснили, что такой механизм позволит сделать улицы чище.

Старт подобным инициативам в России дал президент Дмитрий Медведев 27 мая на заседании президиума Госсовета, посвященного совершенствованию госрегулирования в сфере охраны окружающей среды.

«Но, чтобы заставить производителей напитков, тот же пивоваренный завод или «Кока-Колу», отчислять залоговую стоимость бутылки в Экологический фонд РФ, необходимо принять закон о таре и упаковке. Я видел уже семь версий этого закона, но ни один пока не дошел до Госдумы», — пояснил «Газете.Ru» Желяев.

Эксперты видят сложности в реализации идеи. Помимо вопросов эффективности внебюджетного фонда его создание сужает возможности Минфина управлять этими деньгами, отмечает эксперт юридической фирмы Beiten Burkhard Анна Афанасьева.

«Возможен компромиссный вариант. Раз уж проблему экологии больше нельзя откладывать, то можно записывать расходы на экологические мероприятия отдельной строкой в бюджете»,

— полагает Афанасьева.

Еще одна проблема: не существует тарифа на утилизацию (переработку) отходов, есть только тариф на вывоз мусора. «России нужно создавать институциональные преобразования, которые позволили бы переформатировать отрасль обращения с отходами от модели, когда, по сути, все увязано на возчиков отходов, к модели стимулирующей развитие отрасли отходопереработки. Объединенная формула тарифа на сбор, вывоз и утилизацию недопустима, так как включает в себя разный состав работ», — говорит начальник управления по инвестиционному консультированию центра ГЧП Внешэкономбанка Руслан Мусин. По его мнению,

формирование отдельного тарифа на утилизацию даст возможность привлекать частные инвестиции в глубокую переработку отходов, в том числе и на принципах государственно-частного партнерства.

По мнению одного из участников рынка, необходимо исправить и закон о концессиях. Действующий закон о концессиях предполагает, что коммунальный объект, построенный по договору о концессии, сразу по окончании строительства переходит в собственность муниципального образования. Потенциальным инвесторам эта норма не нравится. Инвестор хочет получить построенный объект в собственность, поэтапно расплачиваясь за него в течение всего срока договора. Кстати, нечто похожее предлагает потенциальным инвесторам ВЭБ.

Есть еще одно «но». В случае если муниципалитет решает заморозить тариф на вывоз и переработку мусора, концессионер не получит той прибыли, которая прописана в договоре о концессии. В этом случае риск недополучения прибыли должен нести муниципалитет. Но бюджеты муниципалитетов, как правило, столь скудны, что не позволяют гарантировать оплату рисков. В этом случае необходимо записать в закон о концессиях, что финансовый риск должен нести не только инвестор, но и заказчик. Если уж не муниципалитет, то региональный бюджет.

«Реинкарнация Экологического фонда вряд ли является наиболее эффективным выходом из ситуации. Естественно, напрашиваются аналогии с Дорожным фондом, который также возрождают. Однако если в Дорожный фонд будут перечисляться уже взимаемые налоги (в данном случае транспортный налог), то Экологический фонд подразумевает абсолютно новые отчисления, которые в конечном итоге будут взиматься из кармана граждан», — говорит эксперт департамента оценки «2К Аудит — Деловые консультации» (Morison International) Петр Клюев

Кроме этого нужно приучить граждан сортировать мусор: без этого его переработка убыточна, говорят эксперты. В Германии, как и в других европейских странах, сортировка мусора возложена не на кого-нибудь, а на граждан, говорит эксперт компании Ost Euro, консультант правительства ФРГ Эмиль Маркварт. В Берлине около каждого дома устанавливаются 4 контейнера — для бумаги и картонной упаковки, для стекла, для металла и для прочего мусора. В будущем планируется устанавливать шесть видов контейнеров — отдельный для каждого вида мусора. «А нарушителей жестко наказывают. Если компания, которая занимается вывозом мусора, замечает, что в каком-то доме все валят в один контейнер, то эта информация потом расследуется властями», — уточняет Афанасьева.

«В России тоже придется повышать ответственность граждан за сортировку отходов. В Германии это воспитывается с детства», — говорит Маркварт.