Скандалы

Дорогие дочки «Газпрома»

Дочерние структуры «Газпрома» потеряли почти $1 млрд, монополия никому об этом не сообщила

Алексей Топалов, Екатерина Геращенко

«Дочки» «Газпрома» в 2009 году неправомерно израсходовали почти $1 млрд, причем надзорным органам об этом сообщено не было, обнаружила Счетная палата. «Газпром» сам принял меры по возвращению средств, но результат этой деятельности не оглашает. Эксперты говорят, что при такой публичности сумма растрат может быть и в десять раз больше.

В 2009 году в дочерних обществах «Газпрома» было выявлено неправомерных расходов, убытков и потерь денежных средств и материальных ценностей на сумму свыше 28 млрд рублей (около $875 млн по среднему курсу 2009 года). Об этом сообщает Счетная палата со ссылкой на данные службы внутреннего аудита монополии. Нарушения допустили одиннадцать «дочек» монополии, подвергнувшихся проверке.

С лицами, допустившими нарушения при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности, «Газпром» разобрался самостоятельно. Ряд сотрудников компании был привлечен к материальной и дисциплинарной ответственности: лишение премий, объявление замечаний, выговоров, понижение в должности, освобождение от занимаемой должности. Кроме того, монополия принимала меры по возврату активов и взысканию излишне уплаченных сумм, активизировала претензионно-исковую работу.

Результат этих усилий не оглашается. Со службами экономической безопасности и правоохранительными органами службы внутреннего контроля «Газпрома» не взаимодействовали, отмечает Счетная палата.

Да и указанные факты стали достоянием общественности лишь благодаря кризису. В мае 2009 года президент поручил Счетной палате взять под контроль 295 российских предприятий, получающих господдержку, а также тех, которые пользуются бюджетными деньгами и госсобственностью.

В Счетной палате признаются, что контроль оказался не слишком эффективным. «В ходе проверки в «Газпроме» не представилось возможным проанализировать показатели роста добавленной стоимости, производительности труда, фондовооруженности и фондоотдачи, так как указанные показатели обществами не рассчитываются, — отмечает Счетная палата. — В компании не выявлено действующих систем оценки качества менеджмента в области капитального строительства».

Тем не менее Счетная палата обратила внимание, что «Газпром» не в полной мере выполняет инвестпрограмму, план капитального строительства, ввод объектов. Кроме того, было зафиксировано увеличение стоимости отдельных объектов в связи с недостаточным обоснованием проектов (увеличение сметы в ходе реализации проекта), а также недостаточный контроль за показателями экономической эффективности.

Представители «Газпрома» в четверг были недоступны для комментариев, Счетная палата оперативно прокомментировать ситуацию не смогла.

Источник на рынке говорит, что одной из наиболее распространенных причин возникновения неправомерных расходов являются тендеры «для своих». «Проведение конкурсов непрозрачно, — отмечает источник. —

В результате побеждает своя компания, которая оказывает услуги или продает товар по заведомо завышенным ценам». По словам источника, «Газпром» в этом плане «весьма щедр».

Юристы говорят, что вернуть средства, тем более по прошествии такого срока, будет весьма непросто. «Если речь идет, например, об оплате некачественно выполненных или вообще не выполненных работ и возникнет спор между сторонами, то судебное разбирательство может затянуться на девять-двенадцать месяцев, — говорит партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин. — А если деньги выплачены в рамках заключенного контракта и поставщик товаров или услуг выполнил все его условия, оспорить соглашение и вернуть средства вообще малореально».

Новость о «потере» почти $1 млрд вряд ли повлияет на дальнейшую деятельность «Газпрома», уверены эксперты.

Для акционерных обществ, чьи акции торгуются на бирже, есть требование о раскрытии информации: они должны сообщать о существенных фактах и сведениях, которые могут повлиять на стоимость акций, через официальный сайт или другим утвержденным способом. «Но отдельные сообщения о нарушениях никто не публикует. Заинтересованные лица, например миноритарные акционеры, могут самостоятельно анализировать финансовые показатели и выявлять нестыковки. Если заметит, может просить разъяснения в соответствии с объемом участия в капитале», — рассказывает руководитель корпоративной практики одной из московских консалтинговых компаний.

Но «Газпром» — большая компания, и если полученную недостачу разнести как убыток по дочерним обществам, общий ущерб не будет заметен,

отмечает юрист. «Инвестпрограмма монополии в 2009 году составляла 796 млрд рублей, — напоминает Алексей Кокин из ФК «Уралсиб». — Таким образом, 28 млрд рублей — лишь около 3,5% от этой суммы. Но, скорее всего, неправомерные расходы относятся не только к инвестпрограмме, но и к операционным расходам компании, которые составили 1,2 трлн рублей (закупки и услуги, без учета зарплаты сотрудников)». Таким образом, процент, который составляют нарушения, выявленные СП, еще более уменьшается.

Впрочем, с учетом прозрачности деятельности компании нарушений может быть гораздо больше.

«Реальные суммы неправомерных расходов, по меньшей мере, на порядок (в десять раз) выше»,

— считает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Новость о растратах может быть негативно воспринята инвесторами, полагают аналитики ИК Rye, Man & Gor Securities, особенно в свете ожидаемого увеличения прогнозов по капвложениям в 2011 году на 50%, с 816 млрд до 1,2 трлн. «Мы ожидаем, что котировки «Газпрома» могут оказаться под давлением в краткосрочной перспективе», — говорят аналитики RMG.

На конец торгового дня на ММВБ в четверг акции «Газпрома» упали на 0,41%, до 177,35 рубля за акцию, тогда как индекс вырос на 0,36%. На РТС падение бумаг компании составило 0,38%, цена одной акции снизилась до 176,86 рубля при росте индекса на 0,09%.

По мнению Кокина, для того, чтобы избежать подобных растрат в дальнейшем, государство как основной акционер компании должно поставить перед менеджментом «Газпрома» целью увеличение акционерной стоимости: «Инвесторов привлекает увеличение свободных денежных потоков, и чтобы добиться этого, компании так или иначе придется сокращать издержки».