Макси-вывод на 6 миллиардов

Экс-менеджеры «Макси-групп» по решению суда выплатят 6,3 млрд рублей

Суд решил взыскать с экс-менеджеров «Макси-групп», в том числе Николая Максимова, 6,3 млрд рублей. Таким образом суд поддержал совладельца компании — НЛМК Владимира Лисина. Истец утверждает, что Максимов намеренно выводил средства из «Макси-групп» в 2006–2007 годах. Ответчики намерены оспорить решение суда.

В Перми Семнадцатый арбитражный апелляционный суд привлек бывших топ-менеджеров ОАО «Макси-групп» Николая Максимова и Сергея Миронова к субсидиарной ответственности в размере 6,3 млрд руб. Суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего ООО «Уралснабкомплект» Екатерины Шабуниной, сообщили в пресс-службе НЛМК в Екатеринбурге. Истец обвиняет бывших топ-менеджеров «Макси-групп» в выводе средств из компании через «Уралснабкомплект» через ряд незаконных транзитных финансовых схем. Следки проводились в 2006–2007 годах.

«Денежные средства поступали от различных предприятий компании «Макси-групп» и в тот же день перенаправлялись на счета других контролируемых Максимовым юридических лиц, не входящих в группу», — говорилось в исковом заявлении управляющего.

В результате был нанесен ущерб как предприятиям «Макси-групп», так и ООО «Уралснабкомплект», у которого сформировалась задолженность в размере 6,3 млрд рублей, считает управляющий должника. Поскольку акционер ОАО «Макси-групп» Максимов и представитель менеджмента компании «Макси-групп» Миронов обладали в тот период правом давать ООО «Уралснабкомплект» обязательные для него указания и определять его действия, конкурсный управляющий должника потребовал привлечь к субсидиарной ответственности именно их. Суд первой инстанции не удовлетворил это требование, апелляционная инстанция приняла обратное решение.

Ответчик обвинения отвергает, утверждая, что указанные сделки проводились в целях осуществления хозяйственной деятельности компании.

«Решение абсурдное и будет оспариваться в течение предусмотренных законом сроков», — заявил «Газете. Ru» представитель Максимова Александр Малышев. По его словам, решение суда «не имеет надлежащих правовых оснований и является частью комплекса действий по незаконному лишению Максимова его активов».

Решение суда подводит «логическую черту» под начатым в марте 2009 года расследованием махинаций, осуществлявшихся менеджментом «Макси-групп» в отношении имущества и финансовых средств компании, заявили «Газете.Ru» в НЛМК. Таким образом, суд признал персональную ответственность Максимова за доведение «Макси-групп» до состояния банкротства и еще раз подтвердил факт мошенничества, совершенного Максимовым при заключении соглашения с НЛМК, считают в компании Владимира Лисина.

Конфликт между компанией Лисина и Максимовым начался в 2007 году. Тогда владелец «Макси-групп» продал ее контрольный пакет (50%+1 акцию) НЛМК. Сделка была закрыта в 2008 году, за пакет Максимов получил $300 млн. Оба акционера обязались предоставить «Макси-групп» стабилизационные займы. Но вскоре после выдачи займов Максимов обвинил НЛМК в нецелевом использовании средств и забрал 5,9 млрд рублей. НЛМК в ответ обвинил его в нарушении соглашения и причинении ущерба компании. Оценка показала, что долг «Макси-групп» оказался на 8,3 млрд рублей больше, чем было заявлено в ходе сделки, отмечала компания Лисина. НЛМК утверждал, что, получив деньги за компанию, Максимов предоставил их в качестве займа «Макси-групп», а потом вывел эти средства.

Против Максимова в России возбуждены четыре уголовных дела, его личные банковские счета арестованы. В феврале прошлого года Максимов был задержан во время собственной пресс-конференции, но позднее отпущен под залог в 50 млн рублей.

31 марта 2011 года Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате (ТПП) признал требования Максимова к НЛМК на 9,6 млрд рублей справедливыми. В июне московский арбитраж отменил решение суда при ТПП, но Максимов успел обратиться в суды Амстердама и Люксембурга с требованием исполнить это решение и наложить обеспечение на принадлежащие НЛМК 50% люксембургской Steel Invest & Finance. Суд Амстердама в декабре 2011 года отклонил иск Максимова об исполнении решения МКАС о взыскании с Новолипецкого меткомбината 9,5 млрд рублей, сейчас решение обжалуется в апелляционной инстанции. Суды Люксембурга и Никосии (Кипр) также отклонили требования Максимова об аресте акций зарубежных дочерних компаний ОАО НЛМК на основании недействительного решения МКАС.

Субсидиарная ответственность означает, что при условии вступления решения в силу Максимов будет отвечать своим личным имуществом и финансовыми средствами,

говорят юристы. Конкурсный управляющий ОАО «Уралснабкомплект» может уже сейчас инициировать исполнительное производство в случае неисполнения ответчиками решения в добровольном порядке: постановление апелляционной инстанции вступает в силу немедленно после его вынесения, напоминает партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Елена Полеонова.

Определение о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица при банкротстве вступает в силу немедленно — можно незамедлительно получить исполнительный лист и возбудить исполнительное производство, подтверждает юрист ART DE LEX Даниил Сидоров.
Возможно принудительное исполнение судебного акта службой судебных приставов — взыскание денежных средств, обращение взыскания на имущество (в т. ч. имущественные права), принадлежащее Максимову, запрет на выезд за пределы России, добавляет адвокат «Юков, Хренов и партнеры» Анна Бурдина.

Правда, кассационная инстанция может приостановить исполнение судебного акта: обжаловать его можно в Федеральном арбитражном суде Уральского округа в течение месяца со дня вынесения. «Получение постановления кассационной инстанции может занять до трёх месяцев. В случае несогласия с судебным актом заинтересованная сторона сможет обратиться с надзорной жалобой в ВАС», — прогнозирует Полеонова.

Оценить перспективы этого дела крайне сложно, отмечают юристы: процедуры банкротства и разбирательства в их рамках могут длиться не один год. «Но бремя доказывания своей невиновности в спорах о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ложится на ответчиков», — констатирует юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Картина дня