Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Бывший министр финансов России Алексей Кудрин предложил правительству бюджетный маневр «плюс три, минус три»
Бывший министр финансов России Алексей Кудрин предложил правительству бюджетный маневр «плюс три, минус три»
Петр Ковалев/ИТАР-ТАСС

Плюс-минус Кудрин

Алексей Кудрин предложил рецепт выхода российской экономики из стагнации: бюджетный маневр «плюс три, минус три»

Яна Милюкова

Экс-министр финансов Алексей Кудрин предложил свой рецепт выхода российской экономики из стагнации: увеличить расходы на инфраструктурные проекты, образование и здравоохранение на 3% ВВП, настолько же сократить расходы на оборону, безопасность и поддержку регионов. Предложенные Кудриным меры во многом перекликаются с позицией президента Владимира Путина, отмечают эксперты.

Экс-министр финансов Алексей Кудрин, которого в последнее время аналитики все чаще называют возможным кандидатом на пост премьер-министра, предложил свой рецепт выхода российской экономики из стагнации. Выступая на телевизионной сессии CNBC «Будущее финансового сектора: как им управлять?» ПМЭФ-2013 он предложил российскому правительству провести бюджетный маневр «плюс три, минус три».

Это означает, что расходы бюджета на инфраструктурные проекты, образование и здравоохранение нужно увеличить на 3%, при этом на такую же величину сократить расходы на оборону, безопасность и экономические субсидии.

Кудрин считает, что предложенный им бюджетный маневр позволит стимулировать экономику России, прогнозы по росту которой в этом году понизили и правительство, и международные институты. Минэкономразвития сократило прогноз роста ВВП с 3,6% до 2,4%. Международный валютный фонд сократил прогноз с 3,4% до 2,5% ВВП, ЕБРР – с 3,5 до 1,8%.

При этом Кудрин уверен, что сокращение расходов в ряде отраслей, которое он предлагает, не приведет к ухудшению ситуации, так как в этих сферах есть резервы для повышения эффективности расходования средств.

Частично предложения Алексея Кудрина перекликаются с направлениями развития, которые были прописаны в Бюджетном послании и в майских указах президента России Владимира Путина.

В частности, глава государства заявлял, что расходы на инфраструктурные проекты надо увеличивать (Минэкономразвития оценивало потребность в дополнительном бюджетном финансировании основных инфраструктурных проектов в 0,5-0,8% ВВП России, или 340-540 млрд рублей). Путин предлагал при реализации инфраструктурных проектов использовать механизмы частно-государственного партнерства, а также вкладывать в такие проекты средства Фонда национального благосостояния и пенсионные накопления россиян на возвратной основе.

Эксперты «Газеты.Ru» считают, что в своем предложении по выходу из стагнации Кудрин учел не все:

сейчас вкладывать в инфраструктурные проекты нецелесообразно: рост объемов промпроизводства замедляется, а риски коррупции слишком высоки.

«В инфраструктурные проекты я бы не стал вкладывать… У нас слабый отбор проектов. И там огромные потери», — говорит заместитель директора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов.

Алексей Кудрин в своем заявлении поддержал и ряд других предложений Путина, озвученных им в Бюджетном послании. Например, о сокращении расходов регионов: Путин заявил, что расходы должны по максимуму обеспечиваться собственными источниками дохода, а Кудрин выступает за сокращение экономических субсидий. Также президент указывал на необходимость увеличения расходов на развитие человеческого капитала, в то время как экс-министр финансов ратует за увеличение расходов на образование и здравоохранение.

Своим новым заявлением экс-министр финансов показал, что он разделяет некоторые направления развития, предлагаемые Путиным, отмечает заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Кроме того, он в очередной раз озвучил те принципы, на которых готов был бы вернуться во власть, говорит эксперт.

«Другое дело, что эти принципы для властной элиты не являются консенсусом. Влияние лоббистов оборонно-промышленного комплекса превышает влияние сторонников увеличения расходов на образование и здравоохранение, к примеру», — говорит Макаркин.