Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Григорий Сысоев/ИТАР-ТАСС

Меньше денег, больше государства

Минэкономразвития рассчитывает до конца 2016 года дать бюджету 1 трлн рублей от приватизации

Екатерина Карпенко

Правительство откладывает или снижает планы по приватизации крупных активов. До конца 2016 года бюджет должен получить около 1 трлн рублей, обещают в Минэкономразвития. В условиях плохой конъюнктуры рынка инвесторами в некоторые госактивы могли бы стать Пенсионный фонд и Фонд национального благосостояния, считают в Росимуществе. Планы по поступлениям в бюджет из года в год срываются, напоминают экономисты.

От приватизации крупных активов в 2013–2016 годах бюджет должен получить напрямую 620 млрд рублей. Еще 380 млрд рублей Минэкономразвития рассчитывает добавить за счет дивидендов «Роснефтегаза», который владеет акциями «Роснефти». Об этом говорится в прогнозном плане приватизации на 2014–2016 годы, который обсуждался в четверг на заседании правительства. «Наша задача заключается в том, чтобы реализовать эти активы по максимальной цене», — обрисовал одну из главных задач премьер-министр Дмитрий Медведев.

Всего же за счет различных форм Росимущество рассчитывает осуществить приватизацию в 2013–2016 годах на 1,7 трлн рублей. В октябре Минэкономразвития называло другую цифру — более 3 трлн рублей.

Продажу ряда крупных госпакетов в очередной раз отложили или переформатировали. Так, в одобренном в июне прошлого года плане государство рассчитывало полностью избавиться от долей в ВТБ, «Совкомфлоте», «Росагролизинге», «Русгидро», «Интер РАО», «Зарубежнефти», Шереметьево, Россельхозбанке, «Росагролизинге», АЛРОСА. Планировалось продать 25% минус 1 акцию РЖД, «Транснефти», 50% минус 1 акцию Объединенной судостроительной и Объединенной авиастроительной корпораций.

В октябре прошлого года стало понятно, что приватизация переносится по ряду причин: плохая конъюнктура рынка, неготовность отдельных компаний, сопротивление их менеджмента. Осторожность инвесторов и необходимость увеличения доходности бюджета заставили правительство искать другие инструменты продажи госпакетов. Например, на средства пенсионных накоплений или Фонда национального благосостояния.

Эти деньги могли бы пойти на покупку акций РЖД и других инфраструктурных монополий, например, «Транснефти».

Так, продаже доли в «Роснефти» — крупнейшей из подлежащих приватизации компаний — мешает законодательство о разработке шельфа. Там могут работать только компании, более 50% акций которых находится в собственности государства. Особенность этой компании состоит в том, что 69,5% ее акций принадлежит «Роснефтегазу». Соответственно, при продаже доли прибыль будет идти «Роснефтегазу», который с нее уплатит дивиденды. Эти средства в отличие от прямой приватизации могут и не пойти на финансирование дефицита бюджета. В прошлом году за счет 50 млрд рублей дивидендов «Роснефти» была проведена докапитализация «Русгидро».

Из плана уже исключены Россельхозбанк и «Росагролизинг» — они превратятся в институты развития. К 2016 году государство продаст лишь часть «Аэрофлота», Шереметьево, «Зарубежнефти». Зато в план включены «Росспиртпром» (100%), аэропорт Внуково (его планируется объединить с Шереметьево) и Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК).

Кроме того, Минэкономразвития планирует полностью приватизировать «Ростелеком» (капитализация — 255 млрд рублей), находящийся в процессе объединения со «Связьинвестом».

План по поступлениям в бюджет-2013 — 427 млрд рублей — выполнен не будет. По подсчетам Минфина, это около 60 млрд рублей.

В проекте бюджета на 2014, 2015 и 2016 годы в качестве доходов от приватизации записаны 230,8 млрд, 445 млрд и 250 млрд рублей соответственно. Озвученные министром экономического развития Алексеем Улюкаевым планы Минфин устраивают. Но есть одно опасение.

«Пока я вижу риски получения от «Роснефтегаза» суммы в 380 млрд рублей, поскольку пока прогнозов таких ресурсов в этой компании мы не видим», — заметил министр финансов Антон Силуанов.

Сомнения есть и у вице-премьера Ольги Голодец, которая ответственна за пенсионную реформу, повышение зарплат бюджетникам, модернизацию здравоохранения и образования. Темпы экономического роста падают, Минфин ожидает снижения доходов бюджета в 2014 году на 628,6 млрд рублей. «Я предлагаю сегодня двигаться более интенсивно… и поставить более амбициозные задачи», — заявила Голодец.

Планы по приватизации завышаются из года в год, полагает эксперт Экономической экспертной группы Александра Суслина. «У Минэкономразвития стоит задача показать больше доходов, чтобы потребовать больше расходов, — объясняет она.

— На эту сумму (1 трлн рублей. — «Газета.Ru») я бы не рассчитывала». Приватизация — сложно прогнозируемый процесс, заранее невозможно просчитать, будут ли покупать те или иные активы, указала экономист. По ее мнению, государству стоило бы не откладывать продажу активов из-за неподходящей конъюнктуры, а продавать по той цене, по которой эти активы готовы купить инвесторы. «Частное владение лучше и эффективнее», — полагает эксперт. К идее превращения ПФР и ФНБ в инвестора при проведении приватизации она относится настороженно. «С учетом большой социальной ответственности этих средств пенсионные накопления должны вкладываться в самые безрисковые активы», — отметила Суслина.

Приватизационные планы плохо исследуемы и выглядят крайне поспешными, согласен директор Центра структурных исследований Алексей Ведев.

«Конъюнктура на рынках крайне плохая. И нефтегазовые, и металлургические активы стоят дешево, практически на кризисных уровнях. В таких условиях составлять планы по поступлению приватизационных доходов по меньшей мере ошибочно», — считает экономист.

К сохранению контрольных пакетов акций государства в ряде компаний он относится настороженно. «Если контрольные пакеты остаются за государством, то фактически компании остаются государственными — обладающими административным ресурсом, выходящими на внешние рынки при поддержке государства и ведущими «особую» долговую политику. И это не всегда хорошо», — пояснил эксперт. По расчетам Центра структурных исследований, 60% чистого внешнего долга России — долги компаний с госучастием.

Схема участия средств пенсионных накоплений и ФНБ в покупке акций инфраструктурных монополий пока не ясна, напомнил Ведев. «В инфраструктурных проектах много неразберихи. Непонятно, чем РЖД привлекательнее «Северстали» или «Сургутнефтегаза», тем более что эта монополия даже к списку «голубых фишек» не относится», — задается вопросом экономист.