Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
К госпрограмме по развитию Дальнего Востока нужно активно подключать Китай, пришли к выводу участники дискуссии в рамках саммита «Сильная Россия»
К госпрограмме по развитию Дальнего Востока нужно активно подключать Китай, пришли к выводу участники дискуссии в рамках саммита «Сильная Россия»
«Газета.Ru»

Дальний Восток без Китая

При реализации программы по развитию Дальнего Востока забыли про китайских инвесторов

Сергей Титов

К госпрограмме по развитию Дальнего Востока нужно активно подключать Китай, пришли к выводу участники панельной дискуссии в рамках саммита «Сильная Россия». Проблема в том, что в России нет ни специалистов, разбирающихся в Поднебесной, ни одобренного госфинансирования совместных проектов. К тому же Китай будет преследовать собственные интересы, а не развитие Дальнего Востока, сетуют эксперты.

Построение взаимоотношений с Китаем — обязательное условие развития Дальнего Востока. К такому выводу пришли участники пленарного заседания «Развитие Дальнего Востока» в рамках саммита «Сильная Россия».

Сейчас идет работа над распределением рисков, описал текущую ситуацию в регионе генеральный директор «Корпорации развития Южной Якутии» Михаил Брук. «Мы не сможем в наших условиях привлечь инвесторов в столь неосвоенный регион, если их проекты будут в значительной степени отягощены инфраструктурой», — сетовал он. Большую часть рисков инфраструктуры государство должно взять на себя, заявил Брук присутствующим.

Как выяснилось, дело не только в рисках. Инвесторы уже есть, но ими никто не занимается, заявил руководитель Российско-китайского центра финансового университета при правительстве Владимир Ремыга. «В сентябре этого года мы отметим четыре года с тех пор, как была подписана программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и северо-востока Китайской Народной Республики», — сообщил он о приближающемся юбилее.

Правда, повод для праздника вряд ли представится: реализация программы «топчется на месте», сообщил участникам панели Ремыга.

«Китайцы серьезно отнеслись к тому, что подписали четыре года назад», — журил он присутствовавших. Они создали большое число специальных исследовательских центров и сконцентрировали финансовые ресурсы, сказал Ремыга. Реализацией программы занимается Государственный банк развития Китая, который недавно открыл представительство в Москве, напомнил он.

С российской же стороны движения не происходит. Программа «благополучно перекочевала из Минрегиона в Минвостокразвития», а финансирования все нет, сказал эксперт.

«Делается масса конференций, масса обсуждений, но реальных проектов нет. В Институте Дальнего Востока программой занимается один сотрудник по сравнению со ста тысячами китайцев», — описал он нелицеприятную картину.

Кадровый вопрос стоит особо остро, отметил Ремыга. Побывав «на ряде совещаний в Минрегионразвития», эксперт пришел к выводу, что среди губернаторов, которые представляют программу, и руководителей фондов специалистов по Китаю нет.

«Оказывается, в России нет практически ни одного специалиста в области экономики Китая», — удивил он членов панели.

На замечания пришлось отвечать заместителю министра по развитию Дальнего Востока Ивану Благодырю. Да, программа принята и подписана, подтвердил он. «Но с какой детализацией и проработкой она была принята?» — задал он аудитории вопрос. И сам на него ответил: «На сегодняшний день она не проработана». При этом сам замминистра программу «увидел уже подписанной». Китайская сторона была наиболее подготовленной, отметил Благодырь.

Справка:

Мост через Амур

Железнодорожный переход через реку Амур будет построен на участке российско-китайской государственной границы в районе населенного...

Чиновник сообщил, что мероприятия в рамках программы все же идут. Правда, назвал только проект по строительству железнодорожного моста через реку Амур.

С ключевым аспектом выступления Ремыги замминистра согласился: «У нас нет специалистов, которые знали бы и разбирались в экономике Китая».

При этом Благодырь отметил, что с китайским капиталом в Россию приходят и китайские специалисты, которые «действуют в интересах своей страны». «Здесь вот этого паритета взаимодействия экономических субъектов действительно добиться сложно», — сетовал чиновник.

Позицию замминистра поддержал первый заместитель руководителя Центра экономического и инвестиционного сотрудничества России и Китая Юрий Демочкин. «Китайская часть программы — это фактически план развития Северо-Восточной КНР», — заявил он. В китайской программе порядка 5070% не имеют никакого отношения ни к России, ни к нашему сотрудничеству, жаловался он на соседей.

Нужно создание не просто объектов, куда инвестирует Китай, а создание объектов, которые были бы интересны нашим странам, призвал эксперт.

«Китай — страна социалистического строя, и любые проекты инвестируются с привлечением Китайского банка развития», — напомнил он, резюмировав, что «без политических решений здесь не обойтись».

«Я помню, как мы готовили стратегию по энергетике», — неожиданно поделился воспоминаниями Благодырь. Все руководители субъектов вписывали в свои программы строительство генерирующих мощностей для того, чтобы показать рост ВВП, сказал он. Энергию, по замыслу губернаторов, планировалось «экспортировать» в соседние регионы. «Везде профицит», — констатировал чиновник, видимо, намекая, что и внутри России разные регионы преследуют в первую очередь свои цели. Чего уж говорить о китайцах.

«Мы обречены жить вместе с Китаем, нам деваться некуда», — констатировал директор Центра экономических и социальных исследований РАН Андрей Островский. Надо налаживать сотрудничество.

При этом эксперт высказал альтернативную причину, по которой взаимоотношения с Китаем до сих пор не налажены: «Инвестиционный климат у нас отвратный». Затраты на строительство мебельного завода в России в 4 раза превосходят аналогичные инвестиции в Китае, приводил академик свои данные.

Из $76 млрд иностранных инвестиций Китая в 2012 году на Россию пришлось $220 млн, поделился Островский статистикой. «Совсем мало», — констатировал он.

При этом кадровая ситуация со специалистами по экономике Китая чуть лучше, чем ее представил Ремыга. «У нас аж 22 человека работают», — обнадежил он участников панели.

Рост китайской экономики отнюдь не угроза, а вызов, несущий в себе колоссальный потенциал делового сотрудничества, «шанс поймать «китайский ветер» в «паруса» нашей экономики», писал кандидат на пост президента России Владимир Путин в программной статье «Россия и меняющийся мир» годом ранее.

В марте Россия и Китай подписали 35 договоров о сотрудничестве в ходе переговоров уже президента России Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. «Мы договорились активнее использовать возможности российско-китайского инвестиционного фонда, уделять особое внимание инфраструктурным и производственным проектам на Дальнем Востоке Российской Федерации», — отмечал тогда Путин.