Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Российские фармпредприятия вынужденно прекратили экспортные поставки
Российские фармпредприятия вынужденно прекратили экспортные поставки
iStockPhoto

Фармэкспорт захворал

Российские фармпредприятия вынуждены прекратить экспортные поставки

Илья Ильин

Из-за ведения новых правил с 1 января российские фармпроизводители не могут поставлять товары за рубеж. Они несут репутационные и финансовые потери. Зарубежные игроки, обладающие производственными мощностями в России, раздумывают о выводе производства за пределы страны.

В начале года российские производители лекарственных препаратов и фармсубстанций были вынуждены прекратить отправку грузов на экспорт, сообщает Ассоциация российских фармацевтических производителей (АРФП). Причина этого в том, «что до сих пор не определен государственный орган, призванный выдавать паспорт лекарственных средств (CPP) — документ, обязательный для организаций-производителей, осуществляющих экспорт своей продукции», рассказал генеральный директор ассоциации Виктор Дмитриев.

АРФП отмечает, что затруднения в экспортных поставках начались еще в октябре 2013 года. По этой причине несколько фармацевтических компаний сорвали ряд заключенных контрактов и понесли финансовые потери.

«Сейчас просто непонятно, куда идти за этим CPP, в какую организацию обращаться», — говорят в ассоциации. «В полномочиях ни одного из российских федеральных органов исполнительной власти не записана прямым текстом выдача такого документа», — подтверждает заместитель гендиректора STADA CIS Иван Глушков. «Здесь ситуация простая: если нет поручения из правительства, то ни один федеральный орган исполнительной власти ничего делать не будет. Правительство не дало поручений. В итоге ни Росздравнадзор, ни Минпромторг CPP не выдают», — добавляет Глушков.

Но есть и другая проблема, о которой «Газета.Ru» сообщала еще в сентябре.

С 1 января все предприятия, производящие лекарственные препараты и фармсубстанции на территории России, должны обладать сертификатом соответствия «Правилам производства и контроля качества лекарственных средств», аналогом GMP (Good Manufacturing Practice, надлежащая производственная практика) – международного стандарта.

«Если у вас нет документа, подтверждающего GMP, то вам CPP никто не выдаст. Производители перевели свои производства на эти стандарты, но необходимая нормативно-правовая база не была создана», — отмечают в АРФП. К тому же не создан фарминспекторат, который начал бы проверку предприятий на соответствие новым требованиям.

«Не исключено, что, даже если мы найдем, к кому фармпроизводитель должен обращаться за получением CPP, этот кто-то нам скажет, что без сертификата GMP он выдать его не может. Предприятия рады бы предоставить сертификат, но до них по названным причинам не доходят инспекторы», — рассказывают в Ассоциации. «Соответствие «Правилам производства и контроля качества лекарственных средств» — GMP — является одним из лицензионных условий для фармпроизводителей. Все компании, которые имеют сейчас такую лицензию, де-юре соответствуют требованиям GMP. Таким образом, все компании, которые работают в России сейчас, также де-юре соответствуют «Правилам». Здесь нет проблемы», — успокаивает Глушков.

В любом случае с экспортными поставками сейчас проблемы есть. «Я знаю несколько случаев срыва поставок из-за проблемы CPP», — говорит директор по исследованиям и консалтингу в «Фармэксперт Аналитика и Консалтинг» Николай Беспалов. Тем не менее экспорт занимает сравнительно небольшую долю в обороте российских фармкомпаний.

В 2012 году совокупный российский экспорт фармацевтической продукции составил $526 млн. Основными покупателями являлись Украина с долей 21%, Казахстан (15%), Швейцария (11%), Узбекистан (9%).

«Есть отдельные компании, для которых экспортные поставки весьма существенны. Активно работают на зарубежных рынках, к примеру, ЗАО «Биокад», НТФФ «Полисан», компания «Валента», ОАО «Фармстандарт». Для них экспортное направление составляет в общем бизнесе от 10% до 30%. Это серьезный кусок прибыли», — отмечает Беспалов. «Конечно, существует надежда, что проблемы с CPP будут решены в скорейшем будущем. Однако наши компании делают первые шаги в направлении зарубежных поставок. И подобные действия, конечно, наносят репутационный урон российской фармотрасли», — заключает аналитик.

«Российские компании несут финансовые и репутационные потери, а у потенциальных инвесторов все больше остывает интерес к российскому фармрынку», — соглашается Дмитриев.

Если вопрос не будет решен в скором времени, Россия может потерять и иностранные компании, обладающими производством на территории страны. «У STADA много заводов и вне России. У нас есть производственные площадки и в Восточной Европе. Если из России нельзя будет экспортировать, то мы будем вынуждены перенести производство в Восточную Европу, — отмечает Глушков. — Хуже для тех компаний, у которых подобных мощностей нет: им просто некуда переносить».

«О каком развитии экспортного потенциала может идти речь, если с октября 2013 года федеральные ведомства не могут разобраться, кто будет выдавать документ, подтверждающий качество производства экспортируемой продукции?» — вопрошает АРФП.