Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
kzngo.ru

БРИКС выбирает проекты

Россия предложит партнерам по БРИКС реализовать 37 проектов

Рустем Фаляхов

Россия предложит партнерам по БРИКС 37 проектов для совместной реализации на предстоящем саммите объединения в Уфе, среди которых и Банк развития БРИКС, претендующий на роль нового международного финансового института развития. О том, какие проекты и в каких странах могут быть профинансированы новым банком, в интервью «Газете.Ru» рассказал глава делового совета БРИКС, глава Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

— Банк развития создается уже пятый год, завершится ли его формирование на саммите БРИКС в Уфе?

— Да, структура будет сформирована и, как уже заявлял МИД РФ, будут назначены президент и совет директоров банка БРИКС, это будет представитель Индии. Создание международного финансового института — дело не быстрое, по-хорошему консервативное.

— Когда банк начнет финансирование первых проектов?

— Думаю, начало реализации первых проектов произойдет уже за время председательства России в БРИКС, то есть до апреля 2016 года. Россия уже сейчас готова предложить странам-партнерам 37 проектов.

Понятно, что они имеют разную степень проработки, некоторые всего лишь на уровне идеи, а некоторые из них конкретны, имеют финансовое обоснование и оценки.

Но в любом случае есть предмет для обсуждения и отбора. Предполагается, что каждая из стран представит к саммиту пакет своих проектов, которые могли бы быть профинансированы. По нашим подсчетам, этот пул может составить более 100 проектов. На сотни миллиардов долларов.

— Каков механизм отбора? Кто больше платит, тот и имеет больше шансов реализовать проект на своей территории?

— Нет, принцип совсем иной. Банк будет независим в выборе проектов, тем более что каждая из стран на этом этапе внесла равные доли в уставный капитал Банка развития. Кроме того, отбираться будут проекты, способствующие развитию экономик одновременно нескольких государств. Страны БРИКС в совокупности занимают треть земной суши, в наших странах проживает чуть меньше половины населения земного шара, и на долю стран — членов БРИКС приходится почти четверть мирового ВВП. Мы и далее будем развивать этот потенциал.

— Предположим, Россия и Китай имеют общие границы и выбрать совместный проект не составит большого труда. А как совместить под одним проектом интересы, например, России, Китая и ЮАР, расположенной на другом континенте?

— Вполне реально. ЮАР лоббирует сеть проектов по добыче полезных ископаемых. Сейчас там уже работают специалисты из Китая. То есть китайские инженеры и техники привезли в ЮАР свои технологии и работают там. Но ЮАР ведет речь о том, чтобы на новых месторождениях были задействованы местные специалисты, они хотят увеличить занятость. Они хотят обучить своих граждан. В этом им может помочь Россия. Кроме того, мы получим сырье, в частности редкоземельные металлы. В этом будет состоять наша выгода.

Наконец, для ЮАР и через ЮАР для любой африканской страны мы можем предложить услуги телеметрии. Это когда врачи с помощью специального оборудования проводят консилиумы на расстоянии. С нашей стороны — ученые мужи, специалисты в области медицины, а с индийской стороны — медоборудование, технологии.

— А с Бразилией как Россия может найти взаимный интерес?

— Бразилия заинтересована в строительстве каскада гидроэлектростанций. И здесь опыт и возможности российских компаний сложно переоценить. Мы можем построить гидросооружения и поставить оборудование, наладить сервисное обслуживание, обучить персонал.

Но и это не все. Вы знаете, что в Бразилии до сих пор нет единой сети железных дорог? Они планируют соединить юг и север страны, а страна немаленькая по территории, между прочим. Вот еще одна возможность развивать совместный бизнес, и «Российские железные дороги» являются серьезным претендентом на этот совместный проект.

У «Ростехнологий» есть проекты по строительству вертолетов и мобильных морских портов, которые можно развернуть в любой местности в кратчайший срок. Как нам кажется, подобного рода проектами может заинтересоваться не только Бразилия.

— Что может быть реализовано в Индии?

— Эта страна сейчас концентрируется на создании агрохолдингов. Индусов очень интересует создание совместных предприятий по производству продуктов питания, в первую очередь мясных.
Еще у них тема и проблема номер один — вода. Это и очистные сооружения, и добыча воды.

— Но все-таки какие проекты Россия хотела бы реализовать в складчину у себя, на своей территории?

— В первую очередь инфраструктурные проекты при поддержке Китая — высокоскоростную магистраль от Москвы на восток. Можно было бы «вписаться» в проект Шелкового пути, в той части как минимум, где он пойдет по нашей территории.

— А Китай, видимо, хочет все и сразу?

— Китай планирует развивать у себя высокие технологии — авиастроение, космос. Также их интересуют проекты в области здравоохранения и экологии. Продовольствие.

— Не секрет, что Китай рассматривает партнеров в качестве рынков сбыта своей продукции. Всегда ли Россия может быть в этом заинтересована? Недавний скандал с арендой земли на Дальнем Востоке показал, что Россия и Китай часто выступают конкурентами…

— Мы это понимаем. Но мы считаем, что интересы партнера надо знать и делиться рынком на взаимовыгодных условиях. Первые пробные проекты будут не самыми большими, в пределах $5 млрд. Надо сначала обкатать схему. Посмотреть, как она работает, и потом уже наращивать сотрудничество. Думаю, в течение года сможет стартовать не более двух-трех проектов. Причем, если какими-то из российских проектов не заинтересуется Банк развития БРИКС, мы, как деловой совет и как Торгово-промышленная палата, можем искать партнеров по бизнесу в частных банках пяти государств.