Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Артем Геодакян/ТАСС

Спор патентованных субъектов

Украинская компания хочет запретить производить «Энтеросгель» в России

Павел Чернышов

Украинская компания «ЭФ «Креома Фарм» требует признать незаконным производство «Энтеросгеля» в России. При этом российский производитель зарегистрировал патент в России на год раньше, чем украинский конкурент. Юристы предполагают, что речь идет о «патентном троллинге»: истец рассчитывает, что российской компании будет проще откупиться в досудебном порядке, чем тратиться на судебный процесс.

С российских прилавков может исчезнуть «Энтеросгель». Украинская компания «ЭФ «Креома Фарм» обратилась в Московский арбитражный суд с иском против российского производителя препарата «ТНК Силма». Как следует из поданных документов, истец требует запретить российской компании дальнейшее производство лекарственного средства, а также изъять все произведенные к данному моменту препараты, выпускаемые под брендом «Энтеросгель», а также оборудование и материалы, предназначенные для производства препарата.

Позиция «ЭФ «Креома Фарм» строится на том, что компания получила на этот продукт евразийский патент в 2005 году. Но «ТНК Силма» зарегистрировала аналогичный патент в России еще раньше, в 2004 году. Аналогичный иск подан и в Казахстане, где также идет производство «Энтеросгеля».

Стоит отметить, что обе компании производят лекарство на основании лицензии швейцарской компании Bioline Pharmaceutical Ag.

Представители истца отказались от развернутых комментариев. «Мы надеемся, что российский суд будет действовать в соответствии с законом и вынесет справедливое решение», — единственное, что официально сообщили представители компании «ЭФ «Креома Фарм».

«Обвинение в нарушении «ТНК Силма» исключительного права украинской компании на изобретение по евразийскому патенту основано исключительно на анализе материалов регистрационного досье министерства здравоохранения Украины, что противоречит законодательству и здравому смыслу, поскольку речь идет о нарушении прав истца на территории России, а не Украины», — уверена Наталья Золотых, генеральный директор компании Transtechnology, представляющий в суде интересы «ТНК Силма».

По мнению экспертов, справедливое решение суда вряд ли будет в пользу истца.

«Если ответчик использует патент по лицензии, то шансы запретить ему им пользоваться, мягко говоря, крайне малы. Непонятно, на что тут рассчитывают истцы. Возможно, пошли в суд, не уточнив всех обстоятельств, тем более что узнать эту информацию сразу не так просто. Далеко не все готовы перед подачей иска выяснять, есть ли у ответчика патент», — говорит генеральный директор юридической компании «Зуйков и партнеры» Сергей Зуйков.

Как предположила Золотых, дело носит характер «патентного троллинга»: в таких делах истец рассчитывает, что ответчик предпочтет договориться в досудебном порядке и выплатить определенную сумму истцу за отзыв иска. С таким мнением согласен Зуйков: он тоже не исключает, что «ЭФ «Креома Фарм» может шантажировать российскую «ТНК Силма», чтобы та заплатила отступные за отзыв иска. Даже если судебное дело будет выиграно российским производителем, ему придется потратить немало времени и средств, чтобы отстоять свою позицию, без реальных шансов даже на компенсацию затрат на судебное представительство.

Как отметила Наталья Золотых, подобные иски украинских компаний к российским производителям не единичны, а носят системный характер, причем речь идет, как правило, о патентном рейдерстве.

«Политический кризис на Украине обострил экономические проблемы во взаимоотношениях между украинскими и российскими компаниями. Пытаясь расширить российский рынок сбыта своей продукции, некоторые компании ведут себя в России агрессивно и недобросовестно», — утверждает она.

Впрочем, это мнение разделяют не все. Вячеслав Лосев, управляющий партнер юридической компании «Лосев и партнеры», считает, что сложно говорить о системном характере проблемы, а претензии украинских компаний имеют право на существование. «Действия украинских истцов, подающих в суд на российские компании, нельзя назвать злоупотреблением правом, направленным на усложнение жизни ответчика, получение отступного или взыскание солидного штрафа, что характерно для так называемого патентного троллинга», — полагает эксперт.

Особых методов борьбы с «патентным троллингом» в России не существует. В Роспатенте пояснили, что с троллингом можно бороться только «с помощью развития правовой культуры в сфере интеллектуальной собственности, более грамотного подхода к защите интеллектуальной собственности, которая часто становится гораздо более ценным активом, чем недвижимость или оборудование».

«Наше ведомство, естественно, отрицательно относится к любым проявлениям «патентного троллинга». Как в узком смысле, если речь только о патентах, так и в широком понимании — в отношении и патентов, и товарных знаков. «Патентный троллинг» — чаще всего это «злоупотребление правом». Недобросовестные заявители пытаются получить и иногда получают патенты на изобретения, полезные модели и промышленные образцы с целью негативного влияния на бизнес, извлечения необоснованных доходов, предъявления претензий на основании недобросовестно полученных патентов», — рассказала заместитель руководителя Роспатента Любовь Кирий.

Как бы то ни было, подобная тяжба далеко не единична, и, как показывает опыт, быстро она вряд ли кончится. Уже третий год российские производители пытаются оспорить права украинской компании «Амальгама Люкс», которая зарегистрировала товарные знаки СУЛЬСЕНА, SULSENA и SYLSENA в отношении ряда парфюмерно-косметических и фармацевтических товаров (03 и 05 классы МКТУ) в качестве фантазийного обозначения.

Сульсен — это название лекарственного препарата и согласно закону не может быть зарегистрировано как товарный знак. Тем не менее компании удалось получить исключительные права на это название, чем «Амальгама Люкс» незамедлительно воспользовалась. Она подала иск в Палату по патентным спорам против российской компании «Мирролла», которая производит средства от перхоти с сульсеном, и сети аптек «Неофарм» с требованием прекратить использование на территории России словесного обозначения «сульсен», «сульсен мите» и «сульсен форте» на упаковках таких лечебных косметических товаров, как шампуни, мыло и паста.

Суд частично удовлетворил иск и признал исключительное право «Амальгамы Люкс» на использование слова «сульсен» на этикетках и в рекламе.

Но требование изъять и уничтожить всю продукцию конкурентов отклонил. Российские производители до сих пор пытаются оспорить решение в высших инстанциях и добиться отмены регистрации товарного знака.

«Это обычный спор хозяйствующих субъектов по поводу обозначения, использовавшегося в советское время разными производителями. По «сульсену» мы вели разбирательства о неправомерности предоставления правовой охраны. Палата по патентным спорам принимала решения, которые затем оспаривались. В настоящий момент два из трех выигранных дел ожидают кассации. Одно из них выиграно в кассационной инстанции», — уточнила Любовь Кирий.

Еще одним случаем, получившим широкий резонанс, стал судебный процесс, инициированный «Кондитерской корпорацией «Рошен» Петра Порошенко. Она пыталась зарегистрировать товарный знак «Ласточка-певунья» — похожий на бренд российских конфет «Ласточка», которые выпускает «Рот Фронт». Получив отказ, украинская компания начала тяжбу против Роспатента и «Рот Фронта» за право маркировать свою продукцию этим товарным знаком. Дело дошло до президиума Высшего арбитражного суда, который отказал истцу, посчитав, что регистрация направлена на неправомерное получение коммерческих выгод за счет известной продукции общества «Рот Фронт».