Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Пусть чиновники бегают»: какую гильотину готовят бизнесу

Власти решают, как снизить количество требований для бизнеса

Каждый четвертый предприниматель так или иначе испытал на себе все прелести административного давления. Одних только штрафов было уплачено 179 млрд рублей. Правительство, похоже, готово избавить бизнес от регуляторной гильотины, но пока не знает, как. Движение в этом направлении обсуждалось в рамках Петербургского экономического форума.

«Регуляторная гильотина. Новый взгляд на старые требования», — сессия по этой теме стала едва не ключевой в деловой программе ПМЭФ-2019. О том, как предприниматели чувствует себя под присмотром чиновников рассказал на сессии президентский бизнес-омбудсмен Борис Титов. Предпринимателей нещадно штрафуют. Сумма штрафов, полученных от проверок бизнеса, составила в прошлом году рекордную сумму — 179 млрд рублей. «Это почти что фискальная мера и серьезная нагрузка на бизнес», — сказал Титов.

По его данным, к административной ответственности было привлечено 984 тыс. юридических лиц, каждое четвертое из юридических лиц, зарегистрированных в России.

При этом ответственность самих проверяющих органов за собственные нарушения при проверках остается очень низкой: почти 90% нарушителей со стороны контролирующих органов отделались предупреждениями.

Теперь власти думают, как избавить бизнес от неадекватного административного давления. У правительства есть поручение президента Владимира Путина, сформулированное в послании Федеральному Собранию в феврале этого года, по радикальному пересмотру тех требований, которые предприниматели должны соблюдать в рамках своей деятельности. Многие из этих требований не пересматривались с советских времен. Механизм «регуляторной гильотины» позволит исключить избыточное и неэффективное регулирование.

Проблема, правда, в том, что чиновники не знают, как это сделать. По мнению зампреда правительства РФ Константина Чуйченко, необходимо создать новую систему требований, а не просто сокращать действующие. При этом он признал, что на этой стадии решения проблемы у самих контрольно-надзорных органов «пока нет понимания, чего от них хотят».

Но в правительстве настроены решительно бороться с избыточными функциями. Чуйченко дал понять, что не раз обсуждал эту тему с премьером Дмитрием Медведевым и было решено при необходимости «резать по живому». То есть, принимать непопулярные решения, в том числе кадровые. Тем более, что срок исполнения поручения президента не за горами – к 1 января 2021 года.

Требований к бизнесу так много, что их просто невозможно посчитать. Но количество нормативно-правовых актов, которые устанавливают эти требования, превышает 9 тысяч, уточнил замминистра экономического развития Савва Шипов. Все требования к бизнесу следовало бы разбить на три группы. Первая – высокая степень риска. Это когда придется применять различные меры наказания для недобросовестного бизнеса. Вторая группа — средняя. К этой группе можно было бы отнести нарушения, за которые ответственность не наступает. В этом случае можно было бы ограничиться только предписаниями и замечаниями. А наказывать за нарушения только тогда, когда предписание не выполнено. Третья группа риска – это когда чиновники могут только рекомендовать бизнесу, как следовало бы работать.

При этом важно, чтобы все требования, предъявляемые к бизнесу, были понятны,

отметил Шипов.

Он предложил также отказаться от практики вводить новые требования в порядке сюрприза. Необходимо в этой связи ввести правило двух дат. Например, 1 января и 1 июля. С этого времени, а не произвольно, могли бы вводиться новации. Кроме того, необходимо установить четкую периодизацию вступления новых требований в силу, отметил замминистра. «Мы предлагаем рассмотреть возможность введения двух дат, например, 1 января и 1 июля, когда и только когда могут вступать в силу акты с новыми обязательными требованиями. И в любом случае период между принятием такого акта и вступлением его в силу должен быть не менее полугода», — пояснил Шипов.

Наконец, регуляторная гильотина должна будет отсечь те требования, которые просто абсурдны. «Например, требование установить у забора коновязь или требование сушить посуду в перевернутом виде», — привел примеры Шипов.

Председатель правления Пенсионного фонда Игорь Дроздов сказал, что насчитано не менее 200 серьезных барьеров для ведения бизнеса и по каждому из них чиновники находят возражения, не желая их акутализировать. «Идет жесткое сопротивление», — сказал Дроздов.

По его мнению, необходимо обнулять требования к бизнесу, например, каждые пять лет. Если нужны какие-то требования предъявить бизнесу, то пусть чиновники сами бегают и доказывают обществу необходимость введения новых требований и норм.

«Мы считаем, что нужно ограничить требование по времени. Мы считаем, что общее правило такого срока — это 5 лет»,— согласился Шипов.

Он добавил также, что

следует предусмотреть возможность первоначального введения требований только в пилотных регионах — с целью их тестирования и обкатки. «Нельзя некоторые требования вводить сразу на всей территории [страны]»,

— отметил замминистра.

«Регуляторную гильотину» необходимо распространить на налоговый и валютный контроль, а также на надзор со стороны ЦБ. С таким предложением выступил ранее председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин.

Но не приведет ли регуляторная гильотина к еще большей путанице во взаимоотношениях чиновников и бизнеса? «Не приведет. Если будет на то политическая воля, — сказал «Газете.Ru» экс-вице премьер правительства Аркадий Дворкович.

Гильотина, как известно, была придумана во время Французской революции, став одним из ее символов. И теперь «регуляторная гильотина» тоже означает попытку революционных изменений, отмечает Марк Гойхман, руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий.

«При всей позитивности замысла существуют много важных моментов, которые нужно учесть. Необходимо отсекать именно и только избыточные нормы. Оставляя реально нужные требования для безопасности, качества, сохранения технологий и прочего. То есть действовать почти в прямом смысле по поговорке «не рубить сплеча», — говорит эксперт.