Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Энергетика

Экспорт бензина по-прежнему привлекателен: что делать

Почему бензин продолжает дорожать

Бензин продолжает дорожать. По данным Санкт-Петербургской товарной биржи, в январе-феврале 2020 года оптовая цена на самую популярную в стране марку Аи-92 выросла на 2485 рублей за тонну (+5,5%), а Аи-95 подорожала на 3385 рублей за тонну (+7,3%). Почему это происходит, попыталась разобраться «Газета.Ru».

Эксперты из отрасли считают, что дело тут совсем не в объемах производства, ведь нефтеперерабатывающие заводы работают с прежней загрузкой.

Корень проблемы в привлекательности экспортных поставок.

Помимо отрицательного «демпфера», который сохраняется и сейчас, в начале года цены на бензин на внутреннем рынке были ниже экспортной альтернативы. Таким образом, можно сказать, что частные производители воспользовались текущей рыночной ситуацией, чтобы заработать.

Так, по предварительным данным ЦДУ ТЭК, в январе-феврале 2020 года суммарный экспорт бензина Евро-5 российских производителей вырос на 38%. При этом внутренние поставки бензинов сократились на 4,7%.

Курс на экспорт

В абсолютных цифрах это в общем сопоставимые величины: экспорт +286 тысяч тонн, внутренний рынок -263 тысячи тонн. Такая экспортная динамика ведет к снижению предложения на внутреннем рынке РФ.

В результате мы имеем рост цен внутри страны.

Из анализа оперативных данных ЦДУ следует, что «Лукойл» Вагита Алекперова втрое нарастил поставки за границу: 255 тысячи тонн Евро-5 (статистика на 25 февраля) против 83 тысяч тонн в начале 2019 года. При этом «Лукойл» сворачивает инвестиции в основное производство, направляя на дивиденды свободный денежный поток, в результате чего увеличивается рыночная привлекательность активов. Некоторые даже предположили, что дело идет к продаже компании, но Алекперов категорически это опроверг.

«Сургутнефтегаз» Владимира Богданова экспортировал с начала года больше 70% производимого бензина - 324 тысячи тонн, что почти на четверть превышает экспорт первых двух месяцев прошлого года.

Объявленный в прошлом году банкротом Антипинский НПЗ поставляет за границу больше 80% от всего производства бензинов, сохраняя рабочий ритм прошлого года.

«ФортеИнвест» - компания, принадлежащая сыну Михаила Гуцериева Саиду, тоже работает, в основном, на экспорт - порядка двух третей от производства бензинов.

Стабилизирующий фактор

Компании же с госучастием в силу своих обязательств ориентированы на внутренний рынок.

По данным ЦДУ ТЭК, наименьшая доля заграничных поставок от общего объема производства бензинов у «Роснефти» – 2% (45 тысяч тонн) - это поставки топлива в ближайшее зарубежье для снабжения розничной и мелкооптовой сети компании.

Около 6% (65 тысяч тонн) экспортирует «Газпром нефть».

Вице-президент Независимого топливного союза (НТС) Дмитрий Гусев в интервью РБК-ТВ в среду назвал экспортные показатели и «Роснефти», и «Газпром нефти» стабилизирующим фактором для внутреннего российского рынка.

Дефицита на АЗС нет, но…

Гусев признал, что дефицита сегодня на автозаправках не ощущается, вместе с тем он констатировал, опираясь уже на данные НТС, что отдельные экспортные показатели целого ряда нефтяных компаний, как в относительных показателях к прошлому году, так и в показателях от общего объема производства значительно выросли.

«Мы по аналитике в Союзе, видим, что 70 % всех автобензинов «Сургутнефтегаз» отправил на экспорт, существенный рост показывает Антипинский НПЗ. Очень большие объемы отправляет [за границу] «Лукойл», — признал вице-президент НТС.

Очевидно, что у частных нефтяных компаний, отстаивающих свои коммерческие интересы, на сегодняшний день нет конкретных обязательств по обеспечению топливом внутреннего рынка, загрузка которого зависит, по сути, от конъюнктуры, складывающейся на мировых площадках.

Но у кабмина есть в руках рычаги влияния: стабильность рынка бензина, а как следствие цены, удерживать можно эффективной налоговой политикой, создающей внутри страны привлекательные условия для реализации топлива.

Для этого, по оценке многих наблюдателей, целесообразным было бы, в частности, пересмотреть механизм налогового «демпфера», адаптировав его расчет к текущим рыночным реалиям. Как следствие, это должно помочь стимулированию сектора переработки, который находится сейчас в тисках налогового маневра.