Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Энергетика

«Это же монархия. Непростые люди»

Эксперты оценили импульсивные действия Саудовской Аравии по подрыву сделки ОПЕК+

Вина за панику на нефтяном рынке, которая имела место в начале недели лежит на Саудовском Аравии, согласились эксперты нефтегазовой отрасли, которые приняли в среду участие в круглом столе, где обсуждались последствия развала сделки ОПЕК+. По их мнению, Эр-Рияд действовал несамостоятельно, а под давлением американцев, его же обещания нарастить добычу до 13 млн баррелей в сутки – не что иное как блеф. Кроме того, эксперты пришли к консенсусу о том, что дальнейшее пребывание России в соглашении ОПЕК+ вредило ей самой.

Саудовская Аравия изначально играла на подрыв сделки ОПЕК+ и сознательно достигала и добивалась именно того исхода, который произошел в конце прошлой недели, а именно развала соглашения, считает доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков.

Развал сделки ОПЕК+ спланирован саудитами заранее?

«Если смоделировать события конца прошлой недели, то вот представьте: саудиты встретились с [главой Минэнерго РФ Александром] Новаком. В первый день, озвучили свои условия – полтора миллиона баррелей сокращения на второй квартал. Новак улетает в Москву на консультации перед последним совещанием. И вдруг саудиты в ночь собирают экстренное совещание узким кругом своих союзников и выдвигают новые условия, более жесткие и более резкие. Вот если Россия изначально была не согласна с этим предложением, то какой смысл тогда выдвигать более жесткие, если все равно согласия нет. А если согласие было, то тогда это сознательный шаг на подрыв и добивание именно этого результата, по получению именно этого результата с гарантией», — констатировал Крутаков.

Он также «на сто процентов» уверен, что демарш Эр-Рияда продиктован извне.

«Все ведь это происходит накануне как раз колоссальной трансформации политической внутри России. Да, конституционные поправки, голосования за них в Думе. Понятно, что это создает дополнительное давление, в том числе социальное. Расчет на падение. У нас бюджет очень сильно зависит от экспортных доходов на нефть и газ. И, соответственно, социальные обязательства, которые были взяты на себя государством, тоже начинает ставиться под угрозу. Цены, мы видим, падают, хаос на рынке пытаются посеять. Поэтому тут эффекты очень такие серьезные рассчитаны, теми, кто все это затеял», — предполагает Крутаков.

В части вины Саудовской Аравии за панику на нефтяном рынке с Крутаковым соглашается и независимый экспертнефтегазового рынка Вячеслав Мищенко.

Импульсивный Эр-Рияд

«Ну, вот, не смогли договориться (в конце прошлой недели в Вене. — «Газета.Ru»). Хотя позиция России была достаточно, мне кажется, объективной. То есть, мы предлагали просто сохранить те договоренности, которые уже существовали на тот момент, а саудиты снизили практически сразу на 10 долларов стоимость своей нефти. И, соответственно, вот вызвали эту панику на рынке. На мой взгляд Россия в принципе ничего не делала такого, чтобы сразу вызвать вот такое паническое настроение», — считает эксперт.

Мищенко отметил импульсивность последних решений Эр-Рияда.

«Это же монархия. Непростые люди. Привыкли достаточно волевым путем принимать какие-то решения и попытались навязать платформе определенный алгоритм действий. Мне кажется решение саудитами действительно было принято импульсивно. Вот эти вот все резкие заявления... Опять же упомянули, Саудовская Аравия заявляет о том, что она готова нарастить добычу до 13 миллионов баррелей в сутки. Это достаточно большой объем при нынешней ситуации с падением спроса. То есть сразу же объявили о том, то есть они начали по сути демпинг», — напомнил он, отметив, что произошло это под давлением США.

И вся эта истеричность наблюдается уже не первый раз.

Мищенко попросил не забывать, что в 2014 году году саудиты вели себя так же: «Бывший министр нефти ведь говорил, что мы «сделаем» Россию, то есть мы развалим ее экономику, потому что ее добыча и, соответственно, нефтегазовая отрасль неэффективны, и в этих условиях Саудовская Аравия может позволить себе что угодно. Впрочем, в результате все равно они вынуждены были сесть за стол переговоров и, соответственно, создать этот формат ОПЕК+».

Что же касается запаса прочности, то Мищенко уверен, что у Саудовской Аравии он намного меньше, чем у Российской Федерации.

«Я вообще напомню вам, что она живет как страна, как политический режим в состоянии постоянных государственных переворотов, планируемых ли, осуществляемых. Недавно арестовали, как мы знаем, членов королевской семьи, там дядю, племянника. Соответственно, король достаточно слаб, здоровье его, мы знаем, и возраст его. То есть, Саудовская Аравия по сути находится в зоне риска, у нее очень высокая, очень высокая привязка бюджета к нефтегазовым доходам. Это порядка 89-90%. Да, у них еще фиксированный курс риала, они тратят свои резервы на поддержание стабильности социальной, соответственно, стабильности валютного курса. Соответственно, здесь, я думаю, вряд ли бы Саудовская Аравия сама бы сознательно пошла на такие, если уж как бы присоединяться к теории, которую коллеги озвучивают, да, то, наверное, тогда кто-то должен был ее заставить», — говорит эксперт.

Война на выживание и блеф саудитов

По большому счету, угрозы Эр-Рияда после развала сделки ОПЕК+ несостоятельны, заявил, в свою очередь, также участвовавший в круглом столе член комитета по энергостратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты РФ Рустам Танкаев.

«У них запасы нефти в течение последних лет падают, возможности добычи, соответственно, тоже ограничены очень. Можно сделать какой-то скачок по добыче на очень короткий промежуток времени. Но обеспечить постоянный рост добычи Саудовская Аравия уже не может. Остальные ближневосточные государства находятся в еще худшем положении: у них давным-давно уже падают запасы и падает добыча», — отмечает Танкаев.

Крутаков также согласен с тем, что саудиты блефуют: «У них ограничена добыча, то есть, резервные мощности для добычи 12 млн баррелей. Выше 12 они не могут выскочить. 13 – это уже не просто блеф, это уже мечты Бальзаминова и Обломова».

Он считает, что и сами по себе реальные запасы Саудовской Аравии трудно оценить: «Они туда не допускают независимых наблюдателей, они просто выдают цифру. никто в реальности в мире не знает какие запасы нефти у Саудовской Аравии. Я думаю, что они не соответствуют той цифре, которую они выдают».

Крутаков называет сложившуюся ситуацию на мировом нефтяном рынке войной на выживание.

«Тут вопрос не в том, сколько будет цена и у кого какие там возможности. А вопрос у кого какие резервы и сколько запаса прочности. Так вот, у Саудовской Аравии, безусловно, он большой. У России он высокий. Новость сегодняшняя, которая еще не прозвучала – Иран сократил добычу из-за санкций, остановил буровые установки. Это значит, что в Иране падает добыча тоже», — заметил Крутаков.

Как бы там ни было, участие в сделке ОПЕК+ на самом деле было для России не выгодно. Причем, чем дальше, тем больше. Именно к такому мнению склоняется Рустем Танкаев.

Эксперты заметили, что пока действовало соглашение ОПЕК+, американские сланцевые компании стремительно наращивали экспорт, а саудиты провели IPO Saudi Aramco.

«Напряженность накапливалась уже очень давно, буквально с момента начала действия соглашения ОПЕК+, — уверен Танкаев. — По сути, участие в сделке постепенно ухудшало позиции России на мировом нефтяном рынке. Причем ухудшало намного серьезнее и быстрее, чем позиции других стран», — резюмировал эксперт.