Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Нерабочие дни: сколько потеряет экономика России

Эксперты оценили, что станет с экономикой России к концу выходных

Президент России Владимир Путин объявил о решении продлить режим нерабочих дней из-за распространения коронавируса - по 30 апреля включительно. Это мера несет риски экономического спада и снижения благосостояния граждан. Тем не менее, пока по итогам года ожидается снижение ВВП на 1%: это сокращение меньше, чем было в кризисный 2015-й.

Владимир Путин сообщил о решении продлить режим нерабочих дней до конца месяца из-за распространения коронавируса — по 30 апреля включительно. Об этом президент России объявил в своем уже втором за последние восемь дней обращении к нации. Дополнительные решения будут приниматься по мере развития ситуации, уточнил президент, допустив сокращение периода нерабочих дней. Выходные предполагают сохранение за работниками их заработной платы.

Приоритетом для правительства, регионов и бизнеса Путин назвал сохранение рабочих мест и доходов граждан.

Предыдущее обращение президента состоялось 25 марта. Тогда президент рассказал о решении сделать нерабочей рабочую неделю с 30 марта по 5 апреля, чтобы сдержать распространение вируса. Он также огласил меры поддержки бизнеса и граждан. Среди них — увеличение пособия по безработице до уровня МРОТ (12 130 рублей), кредитные каникулы для микробизнеса и МСП, пониженные ставки страховых взносов для работников МСП — 15% — на сумму зарплаты, превышающую МРОТ.

«Газета.Ru» выясняла, во сколько вынужденное введение выходного режима с 28 марта по 30 апреля обойдется российской экономике.

Что будет с экономикой

Во втором квартале можно ожидать снижение ВВП на 6%, по итогам полного года – на 1%, прогнозирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

Для сравнения, в 2015 году ВВП сократился на 2%, поэтому текущую ситуацию нельзя считать экономической катастрофой – мы просто увидим снижение активности, сопоставимое с отпускными месяцами,

говорит эксперт.

Кроме того, в первом квартале Россия показала довольно значительный экономический рост — около 2%, в отличие от Европы, которая входила в год уже в состоянии если не рецессии, то близком к рецессии, напоминает Орлова. Также стоит отметить, что экономика РФ незакредитована, Центробанк не повышает ставку, нет кризиса ликвидности.

Потери экономики от данного «нерабочего периода» могут в несколько раз превысить объемы потерь, например, от новогодних праздников, считает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Основной негативный эффект нерабочего периода ощутит совокупный спрос – население останется в режиме самоизоляции. Он заметил, часть организаций вероятно продолжит работу, но вряд ли это сможет значительно сгладить для экономики период нерабочих дней длиной в месяц.

По оценкам «БКС Премьер», «стоимость» нерабочего периода для экономики может составить порядка 3,5-6 трлн рублей или 3-5% ВВП.

Продление периода нерабочих дней до конца апреля существенно увеличивает риски экономического спада и снижения благосостояния населения — особенно той части граждан, которые не относятся к категории социально незащищенных слоев населения и не могут ожидать каких-либо существенных мер поддержки со стороны государства,

говорит Покатович.

Из-за отсутствия прецедентов, пока можно дать только крайне грубую оценку такого решения для экономики — наверное, оно может стоить до 5-7% ВВП, считает доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов. Он подчеркнул, что оценивать возможные потери тяжело из-за отсутствия данных о том, какая доля ВВП приходится на предприятия, которые максимально пострадают. Крупные ритейловые сети сохранят и, скорее всего, даже усилят свои позиции, но часть предприятий сферы услуг традиционно работали в тени, что сильно затрудняет оценку, говорит Хестанов. Надежные оценки появятся, когда накопится статистика хотя бы за месяц.

По словам директора финансового центра «Сколково — РЭШ» Олега Шибанова, выходной режим стоит российской экономике примерно 1 трлн рублей в неделю — во столько обходится падение деловой активности из-за карантинов. На малый и средний бизнес в России приходится около 20% ВВП, и почти всем таким предприятиях грозят большие проблемы — будет крайне тяжело пережить даже апрель.

Восстановить спрос после месяца простоя тоже будет сложно, поскольку ограничения на социальную активность — кафе, рестораны, кинотеатры, фитнес — вряд ли будут сняты с мая в полной мере, говорит Шибанов. Он ожидает падения доходов и безработицы в апреле, так как малому бизнесу вряд ли удастся выжить при таком сильном падении спроса.

Самый большой удар придется на сферу оптовой торговли непродовольственными товарами — 2,5 трлн рублей за пять недель простоя, оценивает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Непродуктовый ритейл может потерять более 600 млрд рублей, профессиональная, научная и техническая сферы – более 250 млрд рублей, риелторский бизнес – около 200 млрд рублей. Каникулы длиной в месяц, вероятнее всего, приведут к закрытию 3 млн предприятий малого и среднего бизнеса, а также микробизнеса, потерять работу могут от 8 до 10 млн человек, считает эксперт.

Ожидать ли роста безработицы

На фоне пандемии рекордный рост безработицы уже был зафиксирован в США: количество заявок на пособие за неделю по 28 марта составило 6,65 млн. Это число в 10 раз выше, чем показатель 1982 года, когда во время рецессии за пособием обратилось около 700 тыс. американцев.

Опрошенные «Газетой.Ru» экономисты не ожидают, что в России сложится такая же ситуация. Скорее произойдет сокращение доходов и изменение условий оплаты труда.

В моменты спадов российская экономика традиционно реагирует не ростом безработицы, а сокращением доходов — работодатели часто отправляют сотрудников на неполный рабочий день или оговаривают условия пониженной оплаты труда,

говорит Наталия Орлова из Альфа-банка.

«В условиях демографического ограничения, в котором Россия работает в последние годы, наработанной практики сокращать персонал нет, — считает экономист. — Поэтому ситуации как в США не ожидается, можно прогнозировать увеличение безработицы, но очень ограниченное».

Схожей позиции придерживаются и в РАНХиГС: очень многих переведут на неполную оплату труда, и это может довольно сильно затронуть даже тех, кто не станет безработным. Возможно снижение реальных располагаемых доходов, заметил доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Сергей Хестанов. По его словам, сильнее всего это коснется работников в сфере услуг и мелкой торговли, которых в крупных городах больше всего.

В России безработица будет скрытой, то есть сотрудники будут работать неполную неделю за меньшую зарплату, поэтому такого скачка, как в США, мы можем и не увидеть, говорит директор финансового центра «Сколково — РЭШ» Олег Шибанов. Будет падение премий, снижение спроса очень больно ударит именно по малому и среднему бизнесу, и в 2020 году ему едва ли грозит восстановление, считает он.

По словам Орловой, из-за того, что в малых и средних компаниях часто работают за процент от услуг, оплата снизится до минимума — люди потеряют доход, что в конечном счете перерастет в сокращение спроса, и, скорее всего отразится на предпринимательских доходах.

«Собственники вряд ли будут готовы закрыть предприятия из-за месяца карантина, а скорее выберут временно «зажать» свои доходы для того, чтобы не остаться без бизнеса», — заметила экономист.

В России традиционно очень многие не регистрируются как безработные, напоминает Хестанов, поэтому оценивать ее уровень тяжело. Скорее всего, сфера услуг и мелкая торговля может потерять в больших городах много рабочих мест. Но, опять-таки, любые оценки сейчас очень расплывчаты — слишком беспрецедентно то, что сейчас происходит, говорит он. Сфера услуг и транспортная инфраструктура, особенно авиакомпании — там все будет тяжело. Поэтому экономике, конечно, очень нужны меры по смягчению карантина, как только эпидемиологическая ситуация начнет это позволять, считает Хестанов из РАНХиГС.

В «БКС Премьер» прогнозируют, что восстановление производственной активности и потребительского спроса до предшествующих эпидемии уровней займет время, что также усилит давление на экономику. Указанные выше оценки потерь экономики сейчас не представляется возможным адекватно транслировать в итоговые оценки роста ВВП по итогам года, говорит Покатович.

В данный момент мы сохраняем наш прогноз по ВВП РФ в 2020 году и ожидаем его сокращения на 2,5-2,8%, однако не исключаем, что масштабы спада могут превысить данные уровни, отметил он. Реально располагаемые доходы населения в этом году могут снизиться на 2-4%.