Дым Отечества: так ли он сладок

Что делать с «Черным небом» и как решить проблему газификации страны

Газификация российских регионов — один из приоритетных государственных проектов, который регулярно обсуждается в высших эшелонах власти. Но есть проблема: обеспечение всех без исключения россиян газом требует огромных денежных вливаний. На практике это значит, что путь от обещаний и разговоров до реальных перемен может оказаться гораздо более длинным и сложным, чем хотелось бы – в первую очередь для Дальнего Востока и Сибири.

А у нас в квартире газ

Глава «Газпрома» Алексей Миллер на онлайн-совещании о газификации регионов, состоявшемся в феврале, сообщил, что на сегодняшний день только 11 регионов РФ обеспечены газом на 100%. По его словам, к 2030 году возможное с технической точки зрения обеспечение страны газом будет завершено полностью. Но «технически возможная газификация» и предоставление возможности пользоваться газом всем россиянам, очевидно, не одно и то же.

Недавно «Газпром» опубликовал карту газификации регионов России в период с 2021 по 2025 год. Значительная территория страны - Красноярский край - в планы не вошла. В правительстве региона позже пояснили, что актуализация схемы газификации региона еще не завершена. Данный вопрос в ноябре прошлого года обсуждали даже в Совфеде. По словам губернатора Александра Усса, в случае оптимистичного сценария, перспективы газификации региона могут сдвинуться на 2025–2027 год. Но после озвучивания планов на 2021-2025 годы многие местные жители, судя по публикациям в социальных сетях, сникли.

На днях же о недостаточном уровне газификации отдельных регионов на примере Дальнего Востока заявил и премьер-министр Михаил Мишустин.

«Главный вопрос сегодня - не кто виноват, а что делать. Совершенно очевидно, что без современной надежной топливно-энергетической базы об ускорении роста экономики округа говорить нам не приходится. Газификация Дальнего Востока должна вестись с учетом топливно-энергетического баланса. В его основе плюсы и минусы использования различных видов топлива на конкретной территории», — отметил он.

Причем те территории, которые имеют доступ к газу идут еще дальше в вопросах построения комфортной среды для своих жителей. Власти Санкт-Петербурга, например, сообщили о планах за три года перевести городской транспорт на газомоторное топливо. В Смольном отметили, что за последние годы количество автотранспорта в Петербурге увеличилось на 30%, а переход на экономичное и экологичное газомоторное топливо позволит значительно снизить вредные выбросы. Те же, кто лишен, в силу разных причин, подобных возможностей, будут, как и раньше, топить дровами и углем.

Белые пятна на карте и «Черное небо»

Сибирь и Дальний Восток – исторически самые промышленно развитые регионы России, и, хотя газ там добывается в избытке, но далеко не везде он используется для собственных нужд. Так сложилось еще со времен СССР.

Первый газопровод в восточной части страны под названием «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» появился только в 2000-х годах. В декабре 2019 года стартовали первые в истории трубопроводные поставки российского газа в Китай по «восточному» маршруту — газопроводу «Сила Сибири». Однако его появление не очень помогло распределению газа внутри страны, и наиболее реальные перспективы газификации того же Красноярского края сейчас связаны со строительством нового газопровода «Сила Сибири-2».

В апреле 2020 года Минэнерго России представило доклад Владимиру Путину о целесообразности газификации Красноярского края от планируемой магистрали и начале актуализации генеральной схемы газоснабжения и газификации региона.

«Газоснабжение населения в крае осуществляется сжиженным углеводородным газом и уровень газификации жилого фонда, по данным Минэнерго, составляет около 15%. Основным же видом топлива для подавляющего большинства источников тепловой энергии является уголь», — заявил на недавнем заседании Совета Федерации сенатор Андрей Кутепов, подчеркнув пагубное влияние такого положения вещей на экологию.

Во время выступления на том же заседании глава края Александр Усс отметил, что газификация важна не только для социально-экономического развития региона, но и для улучшения экологической ситуации.

Таким образом, регион продолжит задыхаться от смога и использовать уголь для отопления еще минимум 4 года, и то при оптимистичном варианте развития событий. О серьезности проблемы давно говорят экологи, и это не просто слова: зимой Красноярск регулярно входит в топ городов мира с самым загрязненным воздухом, в частности, по версии IQAir, а муниципальные власти только в этом году уже несколько раз объявляли режим «черного неба».

Не тот ТОП

Одна из главных причин этой проблемы — угольное отопление, ведь из-за отсутствия газа уголь здесь используют и ТЭЦ, и обычные люди. Печные трубы частных домов, а также местные ТЭЦ ежегодно выбрасывают в атмосферу не одну тысячу тонн вредных веществ, в том числе ртути и формальдегида.

«Это канцерогенный риск. То есть это означает, что каждый год у вас на 100 тысяч населения будет прирост случаев онкологических заболеваний широкого спектра: органов дыхания, органов кровообращения», — рассказывал в эфире телеканала ОТР технический руководитель Ассоциации экологических расследований Сергей Михайлюта.

Среди городов Красноярского края лидерами по содержанию в воздухе бензапирена (образуется при сгорании углеводородного топлива) остаются Минусинск и Лесосибирск. В 2018 году в первом из них зафиксировали превышение среднегодовых нормативов в 18 раз (иногда превышение достигало 90-кратных отметок), во втором — 13-кратное превышение.

Третью позицию в этом рейтинге занимает Красноярск.

Согласно результатам исследования загрязнения воздуха в Красноярске, которое проводится открытой экологической платформой «Российские зеленые» совместно с Российской экологической палатой, в январе этого года превышения предельно допустимой концентрации бензапирена в городском воздухе зафиксировано не было. Причина, по мнению ученых, проста — помогла относительно теплая погода, в результате чего и ТЭЦ, и люди стали сжигать меньше угля. Но полагаться на то, что зимы всегда будут теплыми, нельзя. Как и заставлять людей выбирать между возможностью дышать и не замерзать в собственных домах.

Проблема использования угля для отопления существовала давно, однако в последние годы ее серьезность достигла невиданных ранее масштабов: если раньше красноярцы обогревали свои жилища преимущественно электричеством, то после того, как сети навели порядок на этом рынке, обрубив возможность нелегальных подключений, потребители, естественно, перешли на использование самого дешевого и доступного топлива – бурого угля. Вопрос о качестве используемого топлива никогда не был приоритетным для домохозяйств, главным критерием являлась цена.

Учредитель общественного регионального экологического фонда «Гражданин» Максим Шингаркин в эфире ОТР отмечал, что жители Сибири в целом и Красноярского края в частности вынуждены использовать уголь мелкой фракции, который по своим характеристикам не подходит для экспорта, и это только увеличивает количество угольной пыли в и без того черном, отравленном копотью воздухе.

Мелкие частицы сажи проникают в легкие и могут стать не только причиной раковых заболеваний, но и опасных осложнений при пневмонии или COVID-19.

«Это то, что не ушло, не уехало с этих карьеров угольных на экспорт, что не приняла ни Европа, ни страны Юго-Восточной Азии», — говорит эксперт.

Добавим, что особенную опасность представляет использования такого топлива именно в частном секторе, где, в отличие от больших ТЭЦ высоких труб нет и весь дым зависает над домами. Да и расположение частного сектора, в отличие от вынесенных подальше промышленных объектов, обычно не способствует ускоренному выносу дыма за пределы жилых застроек.

Кстати, режим «черного неба» регулярно вводится не только в Красноярске, но и в тех российских городах, где практически нет промышленности — в Чите, Абакане, Кызыле и так далее, и основной причиной такого положения вещей также является угольное отопление небольших котельных и частных домов.

За пределами России, например, в крупных мегаполисах, будь то Нур-Султан в Казахстане или Стамбул в Турции, рост автотранспорта и активное использование угольного топлива также обостряют проблемы экологии и смога, регулярно накрывающего эти города. Среди приоритетных решений, способных снизить экологическую нагрузку на жителей, администрации обоих городов называют необходимость перевода на газ как автотранспорта, так и частных домовладений и ТЭЦ. Причем в 80-е годы газификация уже помогала Стамбулу решить проблему постоянных смогов, но подорожание «голубого» топлива и массовый отказ от него вернули позабытое «угольное небо» в турецкую столицу.

Поэтому в России вопрос газификации Сибири и Красноярского края, в частности, имеет приоритетную важность для обеспечения комфортной и достойной жизни многих миллионов жителей этой части страны.

Об этом давно говорят и местные власти, и федеральные. Простого решения, как показало время и опыт других регионов, в данном случае не существует, но комплексный подход, предполагающий газификацию, перевод транспорта на газомоторное топливо и другие меры по улучшению экологической обстановки дадут людям фундаментальную возможность, на которую они однозначно имеют право – дышать чистым воздухом.

Если даже в Петербурге, городе, не перегруженном промышленностью, власти задумались о необходимости в скором времени перевести транспорт на газомоторное топливо, то для Сибири задачи экологии и снижения выбросов в атмосферу от всех источников — вопрос не имиджа, а выживания. Строительства магистрального газопровода в Сибири по объективным причинам придется ждать еще как минимум несколько лет. Возможно, спасти людей от угольного смога уже сейчас могла бы доставка газа в сжиженном виде: если СПГ без проблем транспортируют с одного континента на другой, то в рамках одной страны, особенно такой богатой углеводородами, тоже наверняка можно реализовать такой проект для здоровья своих граждан.