Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Бургер из пробирки: когда Россия перейдет на биомясо

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Эксперты считают, что к 2035 году биомясо начнет вытеснять натуральное

Потребление мяса в ЕС и США достигнет пика уже через пять лет, а затем доля животного белка в пище начнет сокращаться. К 2035 году каждая десятая котлета или куриное яйцо будут производиться из альтернативных белков, прогнозирует BCG. Впрочем, темпы замещения животного мяса на биомясо в России не будут большими — выращивать мясо в пробирке все еще слишком дорого, и оно пока уступает по вкусовым характеристикам.

К 2035 году в системе питания во всем мире произойдет революция: каждая десятая котлета или креветка, куриное яйцо или пакет молока, потребляемые в мире, будут производиться из альтернативных белков. Об этом свидетельствует исследование, проведенное Boston Consulting Group (BCG) совместно с Blue Horizon Corporation.

В отчете BCG «Пища для размышлений: трансформация белков» говорится, что рынок альтернативных белков вырастет с нынешних 13 млн тонн в год до 97 млн тонн уже к 2035 году, и составит 11% от общего рынка белковой продукции. Объем нового рынка достигнет к этому времени не менее $290 млрд.

Это базовый прогноз BCG. Но если биотехнологии начнут развиваться быстрее и производители не будут жестко регулироваться властями разных стран, то доля мяса, выращенного в пробирке, удвоится.

В любом случае, Европа и Северная Америка достигнут пика потребления мяса уже в 2025 году, а дальше востребованность животной белковой пищи в рационе людей будет только снижаться.

Авторы исследования указывают на три этапа перехода к альтернативным белкам. И прогнозируют улучшение их вкуса, качества и сравнимой цены в ближайшие годы. «Альтернативы на растительной основе, такие как гамбургеры, молочные продукты и заменители яиц из сои, гороха и других растительных белков, достигнут паритета цены, вкуса и качества в 2023 году или даже раньше», — отмечается в исследовании.

Мясное рагу из грибницы

Второй этап — альтернативные белки, полученные из таких микроорганизмов, как грибы, дрожжи и одноклеточные водоросли, достигнут паритета с обычной пищей к 2025 году.

Пища, выращенная непосредственно из клеток животных, то есть пища, выращенная в пробирке по образу и подобию коровы или курицы, к 2032 году.

В целом к 2035 году 95% самых популярных блюд в мире можно будет, если потребитель пожелает, готовить с использованием альтернативных продуктов.

Один из соавторов исследования BCG — управляющий директор и партнер BCG Бенджамин Морак — считает, что альтернативные белки точно смогут сравниться с животным белком по вкусу, текстуре и цене.

Но разные страны будут иметь разную скорость перехода к новым пищевым продуктам. «Это будет зависеть от того, насколько быстро будет ликвидирован разрыв в ценах между альтернативными и животными белками», — пояснил «Газете.Ru» партнер BCG.

По его словам, хотя разница в ценах может работать против того, чтобы культивируемые виды пищи быстро развивались в России, тем не менее многое будет зависеть от уровня регулирования этого рынка. Условно говоря, потребители в РФ быстрее смогут получить доступ к массовому потреблению биокурицы, если Россия сможет воспользоваться преимуществами новой реальности, уже созданной лидерами этого направления.

В исследовании подробно рассказывается о преимуществах белковой трансформации. Переход на мясо и яйца на растительной основе позволит к 2035 году сэкономить мировой экономике более 1 гигатонны эквивалента углекислого газа.

Это эквивалентно, например, переходу Японии к углеродно-нейтральному курсу на целый год.

Даже частичный переход на биомясо даст экономию в размере 39 млрд кубометров воды, то есть, объем, достаточный для снабжения Лондона на 40 лет.

Биокотлета не пожарена, а заморожена

Еще в 2019 году глава Очаковского комбината пищевых ингредиентов Александр Савков сообщал, что создал искусственное мясо для массового производства. Он пообещал даже пожарить искусственные котлеты в прямом эфире какого-нибудь телеканала. На вопрос «Газеты.Ru», в каком ресторане можно попробовать искусственную котлету, гендиректор только вздохнул.

«Мы действительно создали культивируемое мясо, примерно килограмм. Но потом пришлось свернуть производство из-за пандемии и локдауна. Мясо подвергли глубокой заморозке», — пояснил Савков.

На восстановление научных исследований комбинату необходимо примерно 1 млрд рублей и ученый персонал. Сейчас на комбинате, кстати, единственном в России, специализирующемуся на производстве растительного мяса, нет ни денег, ни персонала. Гендиректор оплачивает исследования со своих доходов.

Впрочем, ведутся переговоры с государственными институтами развития.

Совков опасается, что пока в России оценят значимость его стартапа, конкуренты из США, Германии и Швейцарии, вкладывающие в аналогичные проекты миллионы долларов, действительно выйдут на массовое производство альтернативной белковой пищи.

В России нет серьезных барьеров на пути внедрения растительных заменителей натурального мяса, отмечает автор курса «Управление сбытом» и учредитель компании «Экспорт-Трейд» Аркадий Мурзаев. «Если только не пытаться фальсифицировать продукты, выдавая гороховую смесь за говядину. Но и вкладываться в развитие растительных субститутов достаточно рискованно из-за существующей культуры потребления россиян», — считает Мурзаев.

Россияне не готовы?

Профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова Ибрагим Рамазанов согласен с тем, что россияне пока что не готовы к смене устоявшихся гастрономических традиций. «Мы же отрицательно относимся к ГМО, а к заменителям натуральных мясных, яичных и других продуктов, у россиян и вовсе отношение подозрительное. Однако надо признать, этот сегмент рынка будет иметь своих сторонников», — говорит Рамазанов.

Несколько лет прожившая в европейских странах директор Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Евгения Серова говорит, что там отношение к классическому мясу уже сейчас поменялось кардинально. «Даже в Италии, где культ еды, у вас не хотят покупать курицу, выращенную в неволе. Красное мясо тоже не потребляется уже в прежних количествах. К тому же потребители хотят получать продукт, который не способствует разрушению экологии. В России до этого не дошло пока. Но новое поколение россиян, например, мои студенты уже задумываются об этих параметрах потребления пищи», — говорит Серова.

Сдерживать новые веяния в еде будет именно цена, что особенно критично для России. «Если вы хотите сократить выброс метана от коров, тогда нужны новые технологии производства культивируемого мяса, нужно оплачивать новые технологии, это дорого, и понятно, что говядина, произведенная так называемыми устойчивыми технологиями, не будет поначалу дешевой», — считает Серова.

Не все так уж негативно в российском сегменте альтернативного питания, считает ведущий научный сотрудник центра агропродовольственной Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Денис Терновский.

Сети общественного питания уже не первый год обозначают свое присутствие в модном сегменте, чтобы новые игроки не смогли создать альтернативный рынок и увести к себе традиционных потребителей фастфуда.

Заинтересованы в развитии альтернативного белкового питания и компании, перерабатывающие масличные культуры. «Для них рост потребления альтернативного белка — это не только источник роста продаж, но и возможность создать новую вертикальную цепочку производства и сбыта», — говорит Терновский.

С учетом экологической нагрузки на бизнес дешевле обеспечить рост производства растительной продукции, чем рост производства мяса, уточняет эксперт. За последние 20 лет производство мяса увеличилось на 40%, а производство масличных культур почти в 2,5 раза. Население Земли устойчиво растет, поэтому обеспечить рост уровня потребления животного белка уже нереально. Растительные альтернативные белки будут востребованы. Но определенности, куда уйдет спрос — в альтернативные белки или просто в растительную продукцию — пока нет, что плохо для инвестиций», — заключает Терновский из РАНХиГС.