К родным осинам: в России растет спрос на репатриантов

Пандемия вернула интерес работодателей к покинувшим страну россиянам

Слушать
Остановить
В России падает спрос на экспатов (зарубежных специалистов) и растет востребованность россиян с опытом работы за рубежом — репатриантов. Объяснений этому тренду несколько: репат обходится работодателю дешевле, знает российский менталитет, но при этом готов привнести в компанию западные управленческие практики.

Российские компании все больше интересуется не иностранными, а русскими и российскими специалистами с зарубежным опытом работы — репатами. Их предпочли бы нанять в 34% организаций, а экспатов (иностранцев) готовы нанять лишь в 13% отечественных компаний, выяснила кадровая компания UTeam.

О том, что востребованность в репатах растет на российском рынке говорят и ученые. Как следует из мониторинга экономической ситуации в стране, подготовленном РАНХиГС (обнародован в мае), поток иностранцев в Россию в этом году снизился, и это сказалось на ситуации с управленческими вакансиями.

С прошлой весны численность находящихся в России граждан из стран ЕС сократилась. Так низко она еще ни разу не опускалась за последнее десятилетие. При этом число граждан таких стран, как Испания, Италия и Франция, сократилось более чем в пять раз, отмечается в мониторинге РАНХиГС.

В этой статистике, конечно, больше всего туристов и тех европейцев, которые приезжали в Россию с коммерческими целями.

Но рекордно сократилось и количество работающих по найму зарубежных специалистов – на 36%.

То есть, российским компаниям, которым необходимы люди с западными деловыми компетенциями, попросту не из кого выбирать. В итоге работодатели стали активно присматриваться к репатам и вакансии на таких специалистов размещают едва ли не все кадровые агентства в России, отмечают в UTeam.

Их мало, но они востребованы

Правда, в абсолютных цифрах, востребованность репатов пока не впечатляет. По данным hh.ru, число вакансий от российских работодателей, в которых наличие опыта работы в иностранных компаниях прямо заявлено как преимущество, в последние три-четыре года оставалось на уровне порядка 1000 заявок в год. В 2020 году показатель опустился до 786 вакансий из-за общего сокращения рынка труда в период первой волны пандемии.

«Но в первом полугодии 2021 года число вакансий с заявленным преимуществом опыта работы в иностранных компаниях уже составило 535 штук», — отметили в hh.ru. То есть, по итогам года, если не случится очередной локдаун, отметка в 1000 заявок будут преодолена.

Но с другой стороны репат – это не тот, кто кладет кирпичи или тротуарную плитку, а высококвалифицированный специалист. Людей с зарубежным опытом работы российский бизнес, как правило, готов привлечь на позиции инженеров узкого профиля и руководителей высшего звена. Обычно такими кандидатами интересуются компании из IT и финансового сектора, добывающих отраслей и металлургии, отмечают в UTeam.

«Работодатели чаще ищут сотрудников с иностранным опытом отнюдь не на руководящие позиции (на них приходится лишь 4% от общего объема таких вакансий) — каждая пятая вакансия в 2021 году приходится на инженеров и технологов на производстве и в сельском хозяйстве, каждая десятая — в строительстве», — уточнили «Газете.Ru» в компании HeadHunter.

В первую очередь работодателей привлекает в россиянах, имеющих опыт работы за рубежом, знание международных стандартов в сочетании с бизнес-процессами российских компаний, отмечает коммерческий директор сервиса Работа.ру Владимир Корицкий.

«Компании заинтересованы в том, чтобы именно российские специалисты занимали узкоспециализированные позиции. Опыт репатов позволяет гарантировать необходимые знания для стабильного развития компании на местном рынке», — говорит Корицкий.

Не держатся за большие зарплаты

Говоря о преимуществах репатов, 90% работодателей, опрошенных Uteam, отмечают наличие у них релевантного иностранного опыта, 87% отмечают, что не менее полезно для бизнеса знание русского менталитета.

При этом 75% работодателей указывают на более низкие зарплатные ожидания, нежели у экспатов.

«Финансовое бремя, которое ложится на работодателя при найме экспата, довольно серьезное. Помимо самой зарплаты (более высокой, чем для аналогичного специалиста из России) есть еще и налоговая составляющая, и проживание, и все медицинские расходы (включая стоимость лекарств). Нередко и расходы на перевозку семьи в отдельных случаях трудоустройство супругов, а и даже автомобиль с водителем», — уточняют в Uteam.

У репатов же более скромные требования к социальному и релокационному пакету — на это указали 68% опрошенных работодателей, а 50% и вовсе сказали, что специалистам с российскими корнями не требуется помощь в релокации.

В Uteam утверждают, что репаты возвращаются нередко по той причине, что свои амбиции «там» они уже удовлетворили. Некоторые говорят, что «соскучились по березкам да осинам», по русской речи, российскому стилю жизни.

«Но при этом они хотят все же вернуться в Россию, что называется, на белом коне, на хорошее статусное место работы. Именно из-за этого среди репатов довольно много представителей нефтегазовой сферы»,

— отмечают в кадровом агентстве.

Основатель Sinoruss Сурана Раднаева говорит, что лично знакома с несколькими успешными репатами, которые прошли через ее компанию в силу того, что бизнес ориентирован на оказание юридических и бухгалтерских услуг иностранным компаниям в России. Но сами о себе они рассказывать не могут, поскольку в их договоре с работодателем есть пункт о неразглашении.

«Михал, этнический поляк, гражданин России. Закончил здесь школу, потом учился четыре года в Варшаве, получил диплом магистра по международному праву. Поработал там. Вернулся и сделал карьеру в качестве менеджера по работе с ключевыми клиентами. В итоге одна из известных европейских компаний предложила ему должность директора по развитию бизнеса в России. С хорошей зарплатой и большим масштабом для приложения сил», — говорит Раднаева.

Согласился немного рассказать о себе руководитель российской инвестиционно-консалтинговой группы Кадерус Капитал Андрей Акопян. Окончив Нижегородский НГЛУ им. Добролюбова в 1994 году Андрей получил профессию переводчика с французского и английского языков, потом освоил китайский.

Ему стали поступать заказы на устный и письменный переводы от самых разных предприятий и организаций, от органов власти. Известность в качестве китайского переводчика пришла сама, поскольку таких специалистов до сих пор мало. Потом работал в отделе торговли акциями инвестиционного банка Ренессанс Капитал.

После дефолта 1998 года, прошел обучение по программы MBA в ведущей европейской бизнес-школе INSEAD, получил приглашение переехать в Лондон для работы в швейцарском инвестиционном банке UBS Warburg. Вернулся в Россию в начале 2000-х. Тогда страна была на подъеме и специалист по инвестициям сразу оказался востребован. В России ему нравится именно масштаб и диверсификация возможностей, когда инвестиции привлекаются под проекты уровня Vodafone или многомиллионные проекты от китайских банков.

Это, пожалуй, типичная история успешного репата. Иногда бывает иначе. Причины возвращения на родину часто банальны. Собеседница «Газеты.Ru» Татьяна работала в России в сфере пиара и рекламы. После кризиса 2008-2009 годов уехала во Флоренцию. Там открыла бизнес по организации свадеб в одном из красивейших городов Италии. Среди клиентов преимущественно были россияне. Но после введения западных санкций против России и падения доходов у среднего класса бизнес пошел под откос. А пандемия и закрытые границ и вовсе поставили на нем крест.