Заводы – не панацея. Почему буксует мусорная реформа

Мусоросжигательные заводы не смогут полностью очистить Россию от бытовых отходов

Строительство новых мусоросжигательных заводов считается оптимальным вариантом борьбы с засильем твердых коммунальных отходов в России. Однако помимо сети МСЗ необходимо создание в стране эффективной системы переработки мусора, а также законодательное закрепление сортировки ТКО, рассказали опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

Суд Новгородской области признал незаконность вывоза мусора из Санкт-Петербурга в другие регионы. Год назад схожая история произошла с Москвой, когда Владимирская областная инстанция оставила в силе запрет на ввоз на местный полигон столичных отходов. Как быть городам федерального значения в сложившейся кризисной ситуации, которые попали в безвыходное положение с учетом исключения из программы мусорной реформы? Акцент на массовое строительство МСЗ не станет панацеей, уверены эксперты.

«Хвостовая» польза

Казалось бы, строительство пяти мусоросжигательных заводов в Подмосковье и Казани должно было исправить ситуацию с засильем мусорных отходов в регионах. Ежегодная проектная мощность всех МСЗ должна была составить около 3,35 млн тонн. Но для сравнения, за прошлый год на все региональные объекты по обращению с отходами поступило 7,5 млн тонн мусора. В территориальной же схеме фигурируют еще большие цифры по генерации мусора – 9,2 млн тонн.

За строительство термических мощностей вызвалось отвечать дочернее предприятие «Ростеха» — «РТ-Инвест». При этом глава госкорпорации Сергей Чемезов неоднократно подчеркивал, что в мире нет достойных альтернатив термической обработке твердых отходов. По его словам, только 40-50% отходов пригодны к повторному использованию после первичной сортировки, остальные же приходится либо захоранивать, либо сжигать.

«В мире пока никто ничего другого не придумал. Вначале идет сортировка, потом где-то 40–50% можно повторно использовать. А все остальное нужно либо закапывать, либо сжигать. В Европе, например в Швейцарии, нет территорий. У них даже килограмм запрещено закапывать в землю, только сжигать. В Японии то же самое», — подчеркивал Чемезов.

Пользу от строительства дополнительных мощностей для термической обработки мусора также отмечал министр промышленности Денис Мантуров. По его мнению, МСЗ являются наиболее эффективным способом утилизации так называемых мусорных «хвостов» (отходов, не подлежащих вторичной переработке). В свою очередь, заместитель Мантурова – Виктор Евтухов – заявлял, что строительство новых МСЗ приведет к закрытию 40 действующих и созданию 80 новых полигонов.

Плюсом от использования строящихся в Подмосковье и Казани МСЗ также могла бы стать выработка электроэнергии на нужды промышленных предприятий и домохозяйств, говорил начальник аналитического отдела «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских. По его мнению, общим генерирующим мощностям пяти строящихся заводов по силам сравниться с блоком современных АЭС.

«Один блок атомной электростанции – это 1 гигаватт. То есть 5 заводов – это треть блока атомной электростанции или какой-нибудь тепловой станции. Это вполне ощутимая мощность выработки электроэнергии в рамках региона»,

— резюмировал эксперт.

Ведущую роль термических заводов в уничтожении «хвостов» подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» и общественный активист кампании «Поморье – не помойка» Дмитрий Секушин.

«Сжигание является приемлемым способом утилизации отходов, но только в случае попадания на конвейер «хвостов», то есть остатков от тех отходов, которые можно сортировать. В работе же с неперерабатываемыми материалами МСЗ являются наиболее оптимальным решением проблемы»,

— подчеркнул эксперт.

В чем минусы МСЗ

Главным отрицательным фактором работы МСЗ все же будут высокая стоимость и продолжительные сроки окупаемости. Несмотря на тот факт, что часть требуемой суммы покроют из федерального бюджета, оставшаяся неизбежно ляжет на плечи потребителей за счет повышения тарифной ставки на электроэнергию по договорам предоставленных мощностей (ДПМ), сошлись во мнении опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

По словам Дмитрия Секушина, для оптимальной работы МСЗ необходимо законодательно закрепить раздельный сбор мусора. Отсутствие же эффективной системы сортировки отходов неизбежно приведет к попаданию на конвейер заводов опасных отходов вроде батареек, градусников или ртутных ламп.

В свою очередь, член общественного и научно-технического совета Росприроднадзора Владислав Жуков главным недостатком термической обработки отходов назвал большие затраты при строительстве и дальнейшей эксплуатации. По его мнению, введение в России повсеместной практики мусоросжигания является ошибочной тактикой.

«Конечно, сжигание несет в себе массу рисков. Существуют определенные опасения, связанные с техногенными авариями, нарушениями технологических процессов и серьезными выбросами вредных веществ в атмосферу. К тому же подобный способ утилизации является очень дорогостоящим. Без дотаций и «зеленых» тарифов он работать не сможет», — объяснил эксперт.

Самым же опасным для здоровья людей последствием от работы МСЗ, по мнению опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, станет выработка производственной золы после термической обработки отходов, при этом в стране не хватит полигонов для захоронения токсичных выбросов.

«Строящиеся в России 30 МСЗ позволят направлять на них всего 20% (18 млн тонн) всех произведенных отходов. Это не так много. К тому же, в РФ нет специализированных полигонов для захоронения загрязняющей золы кроме Томского. Он, к слову, не готов принимать золу даже от одного МСЗ», — объяснил эксперт проекта «Ноль отходов» «Гринписа России» Дмитрий Нестеров.

Мусорный парадокс Петербурга

Проблема со складированием твердых коммунальных отходов производства и потребления III-IV классов на полигоне в Чудовском районе Новгородской области связаны исключительно с особенностями проведения мусорной реформы, которая начала действовать в стране в 2019 году. По словам эксперта проекта «Ноль отходов», три города федерального значения – Москва, Санкт-Петербург и Севастополь, фактически были исключены из-под действия программы.

«Москва и Санкт-Петербург – два ключевых производителя отходов в России. В прошлом году они произвели на двоих 7,7 млн тонн твердых коммунальных отходов (ТКО). Абсолютным же лидером стала столица с 6,6 млн тонн ТКО. Это – огромные цифры. Тем не менее, данные города фактически были исключены из программы мусорной реформы. В итоге сложилась парадоксальная ситуация, когда крупнейшие города фактически не могут избавиться от отходов»,

— подчеркнул он.

Так, Петербург только в прошлом году начал разрабатывать собственную территориальную схему обращения с твердыми отходами, а в настоящее время занимается ее доработкой. В дорожной же карте Великого Новгорода не был предусмотрен прием большого количества мусора из Северной столицы.

«Судебное решение в отношении компании ООО «Клин-ОК» (занималась захоронением на эксплуатируемом им полигоне с 1 июля 2020 по 31 марта 2021 года), которое производило захоронение петербургского мусора в соседнем регионе, является справедливым, ведь, согласно условиям мусорной реформы, все, что находится вне рамок территориальных схем, – противозаконно», — объяснил Нестеров.

В настоящее время в этих регионах активно ведутся разговоры о создании единого регионального оператора на их территории. При этом Санкт-Петербург в прошлом году запустил многофракционный раздельный сбор мусора. В Ленинградской же области успешно работают частные компании по сортировке твердых отходов. То есть, фактически речь идет об объединении производственных мощностей в сфере утилизации отходов. Однако при этом часть отходов Петербург все равно был вынужден отправлять в другие регионы.

Как ускорить темпы мусорной реформы

В настоящее время в России действуют более 8300 свалок, в том числе 916 – на территории городов. При этом федеральный проект предполагает ликвидацию и рекультивацию только 191 свалки. То есть, более 700 только на территории городов останутся не охваченными. В 32 регионах мощности будут исчерпаны до 2024 года, в 17 субъектах – до 2022-го. Это огромная проблема, говорят эксперты.

В отличие от европейских стран, где до введения в эксплуатацию МСЗ была создана эффективная система раздельного сбора мусора, Россия не подготовила необходимой почвы для данного вида утилизации отходов. Помощь же в создании требуемых условий должна оказать расширенная система ответственности производителей за утилизацию твердых отходов. Однако для эффективной реализации РОП необходимо максимальное повышение процентного норматива, считают эксперты.

Первичное же значение должно принадлежать грамотной сортировке твердых коммунальных отходов, уверен активист общественной кампании «Поморье – не помойка» Дмитрий Секушин. По его словам, граждане готовы к раздельному сбору мусора. Однако в отдаленных регионах, включая Архангельскую область, необходимая инфраструктура пока не получила должного распространения.

«Опрос показал, что когда был протест против создания полигона на Шиесе, свыше 90% жителей области готовы осуществлять раздельный сбор отходов на уровне домохозяйств в случае создания в регионе определенной инфраструктуры (контейнерные площадки и прочее)»,

— сказал Секушин.

Основной же предпосылкой для улучшения ситуации с работой раздельного сбора мусора стало бы не только повсеместное внедрение необходимой инфраструктуры, но и создание всероссийской программы по стандартизации опасных видов отходов. В этом плане ключевую роль могли бы сыграть крупные ретейлеры бытовой техники, которые своим примером подтолкнули бы и других производителей к более детальной сортировке твердых орготходов, отмечают эксперты.

Однако принципиальное разногласие с этой позицией выразил Жуков из общественного и научно-технического совета Росприроднадзора. По его словам, ключевым решением выхода из мусорного кризиса стало бы создание в стране индустриальной системы переработки отходов. Она включает в себя создание современных КПО (комплексов по обработке твердых коммунальных отходов), где из мусора извлекают максимально возможное количество полезных фракций с помощью роботизированной техники.

«Раздельный сбор отходов не является панацеей для решения мусорной проблемы. Мы все равно никуда не денемся от создания индустриальной системы переработки отходов», — сказал эксперт.

Гораздо сложнее, по его мнению, создать привлекательные инвестиционные условия для строительства десятков комплексов для вторичной переработки отходов, стоимость которых, порой, достигают миллиарды рублей. Пока в России не установят на конечной точке маршрута системы разделения отходов, ситуацию исправить не получится, уверен он.