Новости

«Правительство Токаева сделало все максимально бестолково»

Эксперт назвал ошибку властей Казахстана, которая привела к протестам

Слушать
Остановить
С 1 января власти Казахстана ввели биржевое ценообразование на сжиженный газ (СУГ). Цены на пропан и метан поднялись вдвое и составили порядка 120 тенге (20 рублей) за литр моторного топлива, что резко ударило по кошелькам рядовых граждан. Это привело к массовому недовольству жителей и беспорядкам. Планируемое же властями Казахстана введение временного госрегулирования стоимости СУГ приведет лишь к затягиванию внутреннего энергетического кризиса в стране, заявил эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Меры по борьбе с газовым кризисом

В начале 2022 года в Казахстане разразился газовый кризис. Цены на сжиженное углеродное топливо взлетели вдвое из-за принятого постановления правительства страны перевести ценообразование СУГ на биржевые рельсы. В итоге стоимость топлива моментально выросла с 60 до 120 тенге (20 рублей) за литр.

Протесты начались в нефтяном городе Жанаозен на востоке страны, однако быстро распространились и на другие города, включая Алма-Ату, Актау, Актобе, Караганду и столицу — Нур-Султан. Вину за сложившуюся ситуацию протестующие возложили на Министерство энергетики Казахстана, а также крупнейшие компании-поставщики газа — «Казмунайгаз» и «Казахгаз». При этом участники массовых акций обвинили в кризисе владельцев местных АЗС.

Требования протестующих быстро переросли с чисто экономических (снижения цен на СУГ) до политических — отставки действующего президента Касым-Жомарта Токаева. Последний на фоне растущей протестной активности заявил, что поручил правительству подготовить ряд мер по преодолению газового кризиса в стране.

5 января исполняющий обязанности руководителя кабинета министров Казахстана Алихан Смаилов провел совещание по реализации поручений президента. Основными результатами обсуждений стали введение госрегулирования цен на СУГ, бензин и дизель сроком на полгода, перенос на год реализации рыночного ценообразования на сжиженный газ и другие меры.

Два шага вперед, один — назад

Полного возврата к прежним ценам на СУГ в Казахстане в ближайшие месяцы ожидать не стоит. Госрегулирование стоимости сжиженного газа произойдет по формуле «два шага вперед, один — назад». Наиболее вероятным сценарием станет снижение стоимости СУГ на 50% по сравнению с действующими рыночными ценами. В противном случае, правительство Казахстана собственноручно подпишется в ошибочности принятых им же мер, подчеркнул в беседе с «Газетой.Ru» Фролов.

«Правительство Токаева сделало все максимально бестолково, это достойно отдельных аплодисментов. Повышать цены на СУГ, которое используется в качестве моторного топлива и для подогревания пищи, в разгар отопительного сезона категорически нельзя», — подчеркнул эксперт.

Однако, по словам Фролова, газовые протесты в Казахстане все же носят иррациональный характер, так как использование пропана и метана в качестве моторного топлива даже с учетом двукратного повышения цен выглядит по-прежнему выгоднее использования бензина. Однако без введения контрмер со стороны правительства страны ситуация рискует накалиться до предела.

«Газовый кризис пока не выглядит столь драматично. Да, пропан-бутан подорожал до 20 рублей за литр, но его цена по-прежнему меньше стоимости топлива в России — 26,3 рублей за литр. Но здесь нужно брать в расчет и более низкие зарплаты в Казахстане, поэтому введение госрегулирования на СУГ в стране было неизбежным», — объяснил аналитик.

Низкие цены на топливо в стране объяснялись малыми налоговыми ставками. Например, доля акциза в стоимости бензина в Казахстане в 10 раз меньше, чем в России — 1 рубль против 10 рублей. Соответственно, резкое повышение цены на СУГ могло бы компенсировать недостаток сборов с населения для реализации важных проектов, таких как «Новый шелковый путь», отметил Фролов.

«Казахстану сейчас в рамках реализации масштабного проекта требуются большие объемы битума, моторного топлива для модернизации дорожной сети и нефтеперерабатывающего сектора экономики. Налоговая же составляющая на бензин при этом остается старой.

Биржевой переход стоимости СУГ был очень удобным рычагом для наращивания сборов, и правительство сделает все возможное, чтобы его сохранить в виде временного госрегулирования цен», — заключил эксперт.

Ценовой сговор и торможение биржевого перехода

Меры правительства Казахстана по расследованию возможного ценового сговора между отдельными энергетическими компаниями страны и перенос на год полноценного перехода реализации СУГ на биржевую систему также носят формальный характер. По сути, своими действиями власти страны пытаются отвлечь внимание граждан от корня проблемы — введения рыночного энергетического ценообразования, считает Фролов.

«В любом расследовании самое главное — не выйти на самих себя. Ценовой сговор на электронной биржевой площадке в принципе невозможен. Если там цены за литр СУГ достигают 80-90 тенге, вовсе не значит, что это — происки коварных компаний. То есть, правительство Казахстана, по сути, будет расследовать собственный же просчет», — подчеркнул эксперт.

В условиях удорожания моторного топлива люди начинают активно переводить транспортные средства на традиционно более бюджетный пропан-бутан.

Но когда у вас литр бензина стоит порядка 35 рублей за литр, а СУГ обходится около 20 рублей, выгода от использования пропана сводится практически к нулю. Именно этот факт и вызвал массовые протесты в Казахстане.

«Перевод машины с бензина на пропан/бутан в России стоит порядка 30 тыс. рублей, в Казахстане – примерно столько же. Это целесообразно в том случае, если разница в цене между бензином и пропан/бутаном составляет 9-10 рублей. Казахстан пока укладывается в эту разницу, находясь на краю этого диапазона», — объяснил аналитик.

Чтобы сохранить этот уровень, государство и предложило отложить на год полный переход ценообразования СУГ на биржевую систему. Однако спустя 12 месяцев ситуация все равно выйдет из-под контроля, что может повлечь за собой очередное удорожание СУГ, а вслед за ним и новое усиление протестных настроений в стране.

«Если разница между бензиновым и пропановым топливом станет уже 5 рублей, то перевод машин на новое топливо станет нерентабельным, если только вы не проедете за год 100 тыс. км. Пока же разница не столь критична, поэтому протесты в Казахстане сейчас нельзя назвать рациональными, они носят чисто эмоциональный характер», — резюмировал Фролов.

Возможно ли повторение казахских протестов в России

Повторение сценария массовых энергетических протестов в России крайне маловероятно в обозримой перспективе. Государство полностью контролирует рост цен на газовые тарифы и ставки за электроэнергию для конечных потребителей. Однако в конце нулевых годов ситуация могла развернуться в противоположную сторону, предположил заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

По его словам, на волне роста благосостояния населения правительство России хотело тогда ввести в стране систему экспортного паритета, фактически приравняв внутреннее и внешнее ценообразование на энергоресурсы за вычетом налоговых и логистических расходов на перевозку топлива. Однако мировой финансовый кризис 2008-09 годов внес свои коррективы в планы российских властей.

«Казахстан — энергетическое зеркало России. Если бы эта система экспортного паритета была введена в России, то внутренние цены на газ для населения были бы в 10 раз выше, чем сейчас.

Однако даже с учетом этого в стране уже давно ведутся разговоры о реформировании перекрестного субсидирования, из-за которого в стране до сих пор относительно низкие тарифы на электроэнергию», — подчеркнул Фролов.

Крупным потребителям электроэнергии очень не нравится платить в разы больше, чем население. В этом плане платежный дисбаланс может поменяться уже в ближайшие годы. Однако с газом ситуация в целом выглядит более стабильной.

«Внутренние цены на газ правительство еще долго будет держать в узде. В 2021 же году руководство России получило наглядный пример, почему не стоит отпускать цены на газ в свободное плавание.

С обвалом же курса рубля такая система привела бы к моментальному двукратному повышению тарифов, что автоматически потянуло бы за собой массовые протесты», — резюмировал аналитик.

Загрузка