Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Георгий Бовт

С кого начать

Мы тут с коллегой поспорили. Как ни странно, из-за «Речника» этого пресловутого. Я говорю: конечно, судя по всему, с документами у них там полный швах и строительство домов на таких «птичьих правах» было с их стороны чисто русской авантюрой ― «на авось». С другой стороны, все это видели годами, к участкам провели электричество, воду, за них исправно принимали плату, никто из «видевших» чиновников никакого наказания не понес, по всей стране десятки и сотни таких же случаев уже разрешились куда более мирными способами, а природоохранную зону для «Речника», вообще-то, «объявили» через сорок лет после предоставления участков. Именно поэтому во всей этой истории есть какая-то изначальная гнусность, где-то чуется подвох. А коллега в ответ говорит: ну все равно же надо когда-то начинать жить по закону, и раз постройки «Речника» незаконны, то их надо снести, и это должен стать показательный пример. Тоже, надо признать, аргументация веская.

Короче, у каждого свои доводы.

Но есть ли вообще некий «универсальный ключ» к решению подобных, доставшихся в наследство от «совка» и приобретенных уже в постсоветское время головоломок? Есть ли возможность с нуля, на принципиально новой основе «перезапустить», как теперь модно стало говорить, человеческие отношения в стране, главным образом отношения между обывателем и Его Величеством Государством? Или все уже слишком сильно запущено?

Вот, к примеру, вице-премьер Игорь Шувалов, выступая недавно на инвестиционном форуме «Россия-2010», произнес весьма примечательную фразу. Отвечая на вопрос, в чем же все-таки заключается долгожданная модернизация, он сказал: «Главным образом мы должны модернизировать свое поведение ― научиться пристегивать ремень безопасности, соблюдать правила дорожного движения и вообще делать все то хорошее, что делают другие». Я с ним категорически согласен: ровно как разруха начинается в головах, ровно так же и там же начинается и модернизация, и никак иначе: это не технократическое внедрение отдельных наноусовершенствований, это прежде всего иной склад мышления и поведения. Всех участников процесса.

И вот тут, как мне кажется, начинается традиционная отечественная развилка, ключевой смысл которой заключается в известной риторической фразе насчет того, кто кому должен и может запрещать ковырять в носу.

То есть, наверное, лично вице-премьер Игорь Шувалов не только непременно пристегивается всякий раз, когда садится в служебную машину, но и запрещает своему водителю ездить по встречной и разделительной полосам, а также нарушать все прочие правила дорожного движения, в чем обычно замечены блатные чиновничьи машины. И именно поэтому он чувствует себя уверенно, когда, надо думать, искренне произносит упомянутую фразу, а также фразы о том, что, мол, и представители правительственной бюрократии тоже, к сожалению, в жизни сталкиваются с бюрократическими препонами, трудностями и преградами (жаль, не поименовал, с какими именно). И его призыв, таким образом, не следует рассматривать как эквивалент призывам из матюгальника, раздающимся из несущегося по встречке эскорта к тем, кому для проезда этого эскорта перекрыли движения: мол, «всем пристегнуться, всем соблюдать правила дорожного движения!»

Но если же воспринимать слова Шувалова как произнесенные от лица совокупного чиновничества, то их трудно расценить иначе как лицемерие. И в этой связи все время вспоминается ставший уже банальным пример генералиссимуса Франко, который в один прекрасный день приказал своему кортежу останавливаться на «красный свет» наравне со всеми остальными участниками движения. После чего себя так же стали вести и другие начальники. Наши же каудильо ― большие и мелкие ― как правило, «не пристегиваются». В самом широком смысле этого выражения.

То есть ключевой вопрос, наверное, заключается в том, с чего, с кого начать всем дружно жить по закону. Начать А): снизу, показательно и, главное, выборочно ― карая отдельных «не договорившихся» предпринимателей или простых обывателей? Или B): сверху, с самого верху, внедряя личным примером (примерами) подчеркнуто законопослушное поведение, в том числе в мельчайших бытовых деталях, исходящее из безусловного равенства всех без исключения перед законом? Или С): всем начать одновременно «жить не по лжи», затвердив некую точку нового отсчета, подписав, скажем, какой-нибудь пафосный Пакт всеобщего согласия и примирения и так далее?

Мне кажется, что большинство населения выбрало бы, если бы его кто спросил, вариант В, тогда как власть сейчас усиленно пытается внедрять вариант А. Теоретически возможен, наверное, и вариант «С», хотя мне лично он представляется утопичным (в этом месте, наверное, последуют комментарии, что еще более утопичен для нас вариант «В»).

Показательное, упорное следование вроде бы формально в целом гладко выполненным процедурам в «Речнике» (ну за исключением такой «мелочи», как снесение одного дома без надлежащих документов), на мой субъективный взгляд, выглядит в исполнении тех, кто сам не предстает образцом моральной и прочей чистоплотности (это я о некоторых всем известных представителях московской высшей бюрократии), еще большим лицемерием, чем призыв всем пристегиваться, раздающийся из чиновничьей машины с мигалкой, несущейся по разделительной полосе, пока все прочие томятся в искусственно созданной для проезда кортежа пробке.

То есть от следования букве закона, наверное, должно оставаться чувство восторжествовавшей справедливости, а не подспудной гнусности, фальши и наличия двойных стандартов.

И когда большой градоначальник, замусоривший некогда просторный город точечной застройкой в исполнении своих друзей-застройщиков, не обремененных обязательствами насчет паркингов (потому как их уже сильно обременили ранее совсем другими обязательствами), гневно супит брови по поводу неправильно запаркованных тут и сям машин, призывая к жесткому наказании нарушителей, то формально он в данный момент , конечно, праведно прав, но почему-то из его уст призыв звучит не безупречно. Как и призывы быть честными и платить налоги ― от «слуг народа» с часами на запястьях за десятки тысяч евро, заработавших свои миллиарды на «услугах» и «откатах». Как и показушные заботы о малом, среднем и прочем бизнесе со стороны тех, чьи жены, дети и прочие родственники, друзья и одноклассники «взошли» именно в период их благополучного управления тем или иным хозяйством ― городом, регионом, жилищно-коммунальным хозяйством, фармацевтикой, нефтянкой и пр.

То есть мы, конечно, все радостно пристегнемся и уже давно даже пристегнулись, и сами бы не хотели оказаться незадачливыми владельцами «незаконных построек» ― хотели бы законных. Но в голове все время крутится вопрос: почему, собственно, мы должны верить всем этим людям, говорящим нам про законы и правила? И на этот вопрос нет ответа.