Красный миллиард

И в самом деле, какие чувства может вызвать у гражданина России чтение очередного списка миллиардеров от Forbes? За 2005 год число признанных наиболее авторитетным мировым рейтингом богатых людей миллиардеров-россиян выросло с 25 до 33. На самом деле цифра даже немного больше — например, экс-глава «Сибнефти» Евгений Швидлер считается Forbes гражданином США, хотя это и смешно, ведь очевидно же, что у остальных 33 богатырей миллиардерской заставы из России нет в портмоне паспорта Белиза или даже Греции разве что из каприза. Рост начала 2006 года на фондовом рынке наверняка добавит в список российских миллиардеров еще пять-шесть человек (если, разумеется, на рынке не случится обвала). И все-таки Россия на втором месте по совокупному числу миллиардеров — как к этому относиться, если лично тебе даже при самом благоприятном стечении обстоятельств может принадлежать состояние лишь с шестью нулями, а не с девятью?

Я не случайно говорю о количестве нулей. На самом деле долларовых миллионеров в России уже достаточно много. Буквально на прошлой неделе мне пришлось общаться по личным делам с простым российским миллионером. Никаких роскошных апартаментов в отеле, никаких сигар, всего лишь достаточно приличный BMW, миллионер моего примерно возраста вместо кейса с долларами носил с собой рюкзачок с ноутбуком, спортивную одежду и весело матерился — что-то у него в небольшой компьютерной фирме не строилось. Миллионером он стал, удачно вложившись в расселение коммуналок в центре Москвы; кажется, ему их принадлежит пять-шесть. Своего исключительного материального положения миллионер категорически не осознавал и не задавался — впрочем, и меня миллионеры в своем окружении не слишком удивляют, поскольку, подозреваю, один такой миллионер, зарабатывающий деньги на недвижимости и на игре на фондовом рынке, уже есть среди моих одноклассников, выпускников очень хорошей школы в подмосковном городе.

Тем не менее нули имеют значение — от миллиона, цифры, как показывает время, пусть и большой, но все же не фантастической, до миллиарда — дистанции примерно такого же порядка, как от хорошей московской зарплаты до собственного острова в Тихом океане и даже до квартиры в Нью-Йорке. Двадцать лет назад имелся практический смысл в том, чтобы собираться стать миллиардером. Сейчас это смысла не имеет, шансы ничтожны. И тем не менее в России более 30 (по другим оценкам — около 70) долларовых миллиардеров. Гордиться ли за свою страну или же считать, что такое положение дел недопустимо — ведь, в отличие от моего миллионера, они-то явно этих денег не заработали честным трудом? На деле, конечно, Forbes немного дезинформирует своих читателей, занося такое огромное для России число миллиардеров в свои рейтинги.

Миллиардер из России и миллиардер из большей части остального мира — это, как правило, принципиально разные явления.

Пожалуй, только два-три человека из российской части списка Forbes могут считаться коллегами Лакшми Миталла, Билла Гейтса и прочих гораздо менее известных мировых магнатов. Я бы сказал, что единственным полноценным миллиардером из России в этом списке является Роман Абрамович — и только потому, что он, в отличие от остальных десятков миллиардеров, действительно владеет своей собственностью.

Кстати, можно было бы добавить почти без сомнений в этот список и Олега Дерипаску; исходно эту колонку планировалось посвятить именно ему в связи с якобы данным им интервью некоему суперзакрытому VIP-бюллетеню «Время Евразии» в конце февраля и перепечатанному десятком различных околополитических сайтов, преимущественно украинских. Интервью Дерипаски пока на поверку выходит украинской предвыборной провокацией анонимного автора, однако именно потому, что большую часть якобы сказанного действительно можно было бы услышать от владельца «Базового элемента», Дерипаска может условно считаться миллиардером. Конечно, он, как и подавляющее большинство участников русской части списка Forbes, не может распоряжаться своим имуществом свободно, в отличие от семи с лишним сотен своих зарубежных коллег. Но он по крайней мере проявляет достаточно куража для того, чтобы в итоге считаться распорядителем своих миллиардов.

А вот остальное, подавляющее большинство миллиардеров в России своим капиталам не хозяева.

Есть неизбежные банальности, и приходится их повторять: миллиардерами большая часть российского списка Forbes стала, в отличие от почти всех мировых миллиардеров, в ходе приватизации 1991–1997 годов. Поправка на то, что «Норильский никель» достался нынешним владельцам за копейки, конечно, неправда. Правда — то, что в момент приватизации активы «Норильского никеля», продавайся они на открытом аукционе с участием мировых конкурентов компании, стоили бы не сотни миллионов, а несколько миллиардов долларов, и деятельность «Интерроса» в Норильске добавила к стоимости компании десятки процентов, а не сотни. Откуда взялись остальные миллиарды? Прежде всего, они там и так были. Стоимость всего лишь пришла к более близкой к реально существующей стоимости строительства аналогичного предприятия, производящего аналогичную продукцию в таких же условиях. Практически то же самое можно сказать и о большей части активов, контролируемых российскими миллиардерами из списков Forbes, — их руководство собственными компаниями и холдингами добавило к стоимости активов десятки процентов. Не сотни и не тысячи. В отличие от их коллег из Китая, Мексики, США, Швеции — вот эти действительно росли на десятки и сотни процентов в год.

С точки зрения менеджмента, подавляющее большинство российских миллиардеров — руководители весьма и весьма средние: вряд ли кто-то вспомнит хотя бы одну неприватизационную сделку участников российского списка Forbes, которая была бы сравнима с мегасделками Уоррена Баффета.

Кстати, претенденты на такие сделки были. Это Борис Березовский (он, кстати, необъяснимым образом из списков Forbes пропал, хотя ни о разорительных для него спекуляциях, ни о конфискации у него миллиардов российской властью, ни о сногсшибательных тратах на сотни миллионов не объявлялось), Александр Смоленский с его финансовыми операциями лета 1998 года; это в гораздо меньшей степени, но все же — Михаил Ходорковский. Остальные российские миллиардеры, как бывшие, так и нынешние, не проявляли ни особого гения, ни особого злодейства — рентабельность их вложений остается весьма и весьма средней, проекты — достаточно предсказуемыми и не поражающими воображение перспективами.

Есть и еще одна проблема — большая часть российских миллиардеров являются и по образу мышления, и по роду деятельности, и по другим параметрам не «свободными капиталистическими хищниками», как значительная часть их зарубежных коллег, а в общем-то крупными хозяйственными руководителями, наемными менеджерами при собственном капитале. Не стоит обманываться тенденциями последних лет и заявлениями российских миллиардеров о том, что они отходят от непосредственного управления своими миллиардами, забрав себе лишь стратегическое планирование и оставив непосредственный менеджмент наемным управляющим. Это, как правило, лишь декларация о намерениях; все более или менее серьезные вопросы текущего управления компаниями крупные владельцы не могут оставить на кого-то до сих пор. Мало того, я могу с уверенностью говорить, что не более десяти человек из нынешней российской части списка Forbes могут всерьез рассчитывать и на продажу своих миллиардных активов за деньги, которые будут принадлежать именно им, и на передачу этих активов по наследству. Конечно, ничего удивительного в этом нет, и среди остального списка Forbes наследственных миллиардеров не так много. Однако по другой причине: если ахиллесовой пятой миллиардеров на Западе является нежелание их детей заниматься бизнесом, то в России «кровные» наследники миллиардеров пока теряются в списках более статусных потенциальных «наследников» — государства, конкурентов-специалистов по враждебным поглощениям, других миллиардеров-олигархов и т.д.

Исходя из этого, к спискам Forbes мне лично не приходит в голову относиться иначе, чем спокойно-равнодушно: это, в общем, не миллиардеры, это скорее наполовину олигархи, наполовину крупные хозяйственные руководители постсоветской эпохи. Тем не менее списки Forbes я всегда просматриваю с интересом и ожиданием.

В ближайшее время там помимо Романа Абрамовича и коллег вполне могут появиться настоящие российские миллиардеры, создатели относительно новых состояний, в меньшей степени связанных с приватизацией.

Это прежде всего владельцы компаний из сектора услуг, развлечений, некоторые промышленники, владельцы авиакомпаний, частных железнодорожных перевозчиков, некоторые банкиры, делающие бизнес не на государственных деньгах. И, в отличие от нынешних миллиардеров, их можно любить или не любить — как скопом, так и по отдельности. К сегодняшним миллиардерам, за редким исключением, сильные чувства испытывать сложно. Как правило, они приятные и умные люди. Как правило, они весьма спокойны и часто довольно скучны, как бывают скучны узкие специалисты в области управления; зачастую их наемные менеджеры куда как более интересны. И уж тем более к ним невозможно относиться с восторгом или с ненавистью. Их не за что ненавидеть, кроме разве что из идеологических соображений. Ими также невозможно восторгаться — даже из идеологических соображений. Но будут и другие, вот ими уже придется восторгаться или ненавидеть всерьез, потому что им, в отличие от нынешних, удастся совершить невозможное — перейти границу между шестью нулями и девятью.