Миссия в пробке

Прогрессивные устремления на практике либо приводят к новым барьерам и запретам, либо дают обратный результат.

Прижившееся общее мнение, что милиция это такие уличные бандиты в форме - оно, наверное, неверное. Бандиты не мыслят категориями общественной пользы. А московские милиционеры хотят, при прочих равных и по возможности, блюсти порядок и помогать людям. И испытывать гордость от этой важной своей профессии. Я на днях это наблюдал лично в связи с одним разбойным нападением, они в столице еще иногда случаются.

Нет, правда. Настоящие оперативники - как в известном культовом телесериале: заботливы, остроумны, вдумчивы, раскованны. В мифе о милиционерах они агрессивная неконтролируемая сила, а по ту сторону окошка дежурной части - мрачный и темный мир. Какой-то полуприродный полурукотворный катаклизм. А там на самом деле казенный офис. Девушки у мониторов. Молодые люди в джинсах. Участливые следовательницы из следственного отдела. Автомат с кофе. Только без капремонта, и вокруг мат стоит, но это мелочи, мы ж мужчины.

Главное - там ощущают миссию. Это очень важный стимул. И на самом деле хотят помочь. То есть хотели бы: миссия миссией, а организация труда стандартного ОВД снижает вероятность раскрытия преступления до статистически бессмысленных величин, и поверить в чудо не готов ни один из них. Я теперь тоже. Почему, к примеру, все фотороботы так похожи? «База» маленькая. Короткой стрижки, говорят, вообще нет. Ну если нету. А вещественные улики? Эксперта-криминалиста нет. Но вы приезжайте, говорят, на машине, поскольку она место преступления. Зафиксируем. Фиксируют ее взглядом издалека. Когда же их всех переловят, говорят. И то. У потерпевшей стороны с органами порядка сцена взаимного сочувствия.

Ясно также, что у нормального сотрудника большой арсенал регистров коммуникации. Он актер. Если вы приличный гражданин при портфеле в хорошем свитере, с вами один разговор, а если приезжий водитель хлебовоза - совсем другой. И эксцессы еще иногда случаются, когда сотрудник включает не тот регистр. Бывает, дело не в этом. А в том, что существует, видимо, не в милиции, а вообще, предел неспособности к самоорганизации. Такое депрессивное состояние, когда стоять на месте - быстрее, чем идти вперед. От общественного непрофессионализма, что ли, от взаимонепонимания.

Почему нельзя вложить нефтяные доходы в инфраструктуру? Потому что, прямо заявляет Минфин, при нынешних масштабах коррупции госинвестиции просто приведут к инфляции. То есть деньги есть, но договориться и что-то купить совместно - не получается.

Это как сама себя воспроизводит пробка на перекрестке: чтобы она рассосалась, всем бы остановиться и подождать. Пропустить. Но ведь это пробка, вот она, ее нужно преодолеть. И все встают намертво.

А милиция - это регулировщик движения, застрявший в пробке на дальних подступах. Как быть? Нужно, наверное, начинать с основ. Но тут тоже возникают сложности с реализацией.

Религия, в социальном смысле, устанавливает связь с историей. Дает ощущение преемственности и традиций. И в современном мире, усвоенная, тоже играет роль опоры. Дело не только в том, что рассчитанный на 10 лет преподавания школьный курс основ православной культуры восстановит против Православия мальчиков и девочек, как это уже случилось с литературой. И что вести обучение в конституционных рамках - в форме анализа, а не апологии - абсолютно нереалистичная профессиональная задача. А в том, что для утверждения ценностей нужно относительно равномерное распределение общественного идеализма - общее понимание, что это и зачем. Сегодня кураторы ОПК клеймят фигурантов «грабительской приватизации», спонсирующих кощунственный концерт Мадонны. Это факт жизни: пропаганда христианской терпимости сопряжена с агрессией.

Или мы все считаем, что давать взятки - плохо. Три года назад под общественным прессингом была осуществлена амбициозная реформа функционирования ГАИ, радикально сузившая зону усмотрения и произвола для инспекторов и расширившая систему официальных штрафов. Большой шаг. Можно платить в сберкассе. Пожалуйста. Общественных эффекта два: побеждает мнение, что штрафы не стимулируют и беспорядка на дорогах стало больше; все по-прежнему платят так.

Общества, не способные организовать свою жизнь, оказываются в тупике.

Их позитивные и прогрессивные устремления на практике либо приводят к новым барьерам и запретам, либо дают обратный результат.