Шесть слов

Ровно столько мне хочется услышать от президента Путина. И этого мне пока будет совершенно достаточно.

Я хотел бы услышать эти шесть слов в самое ближайшее время – и как частное лицо, имеющее на своем иждивении некоторое количество родственников, и как, прошу прощения за пафос, гражданин, имеющий надежду на величие Отечества.

Все мы под Господом ходим, но, к сожалению, мало кто способен до такой степени отрешиться от забот, чтобы следовать завету жить как птичка Божия, которая не пашет и не сеет, а каждый день сыта. Все-таки большинство из нас рассчитывает свою жизнь сколько-нибудь вперед, составляет эдакий бизнес-план.

Но пока необходимые мне шесть слов не будут произнесены, я свой собственный бизнес-план составлять отказываюсь. Ну, то есть не отказываюсь, а побаиваюсь.

В общем, президенту Путину пора бы уже это сказать, ясно и отчетливо. Его предшественник Борис Ельцин произнес их почти сразу после того, как по-настоящему принялся управлять страной в своем втором президентском сроке.

Если помните, он после того как выиграл выборы, тяжело заболел сердечной болезнью, и ему была сделана тяжелая операция аорто-коронарного шунтирования, заменили сразу пять сосудов, после чего он еще некоторое время восстанавливался, прежде чем войти в руководящую силу.

А как вошел в эту самую силу – так почти сразу и заявил: «Я на третий срок не пойду». Журналисты и политологи не очень-то ему верили, а он повторял и повторял эти слова, при каждом удобном случае. Хотя – помните? – была у него даже возможность более иди менее юридически чисто обставить третий срок, мол, первый был вовсе не первый, поскольку случился до действующей Конституции. Но Ельцин этой возможностью не воспользовался. А потом и действительно – не пошел на третий срок.

Вот хотелось бы от президента Путина, у которого второй срок по-настоящему начался сразу же после выборов, он, слава Богу, здоровый и сильный человек, и молодой еще, так вот, хотелось бы уже отчетливо услышать от него эти же самые слова: «Я на третий срок не пойду».

Не экивоки какие-нибудь вроде того, что «все будет в рамках конституционного поля» – имея квалифицированное большинство в Государственной думе, нет ничего сложного в том, чтобы эти рамки раздвинуть на необходимую себе ширину, – нет; мне надобны простые, ясные слова: «Я на третий срок не пойду».

Пресса сейчас при президенте зависимая, ей не позволяется задавать собственных вопросов, насколько я знаю. Ей позволяется в самом лучшем случае выдавать в эфир акынские песни о перемещениях президента в пространстве и пересказывать его выступления; иногда ей можно бывает процитировать какой-нибудь «источник» в президентской администрации – так до нас доносятся отголоски процессов, которые в этой самой администрации разворачиваются.

То есть невозможно мне, например, или другому какому действующему журналисту просто спросить у главы своего собственного государства, останется ли он президентом после марта 2008 года или нет.

Можно мне возразить: у президента Путина есть масса иных возможностей продолжать править страной и по истечении второго срока. Уже неоднократно обсуждены комбинации с приданием должности президента выставочных функций и переносу управленческой тяжести на пост председателя правительства; соединения с Белоруссией или с Украиной или еще и с Казахстаном… – но для всего этого все равно потребуются изменения в Конституции и в чудовищном количестве всяких законов и подзаконных актов. Но тогда уже проще выкинуть из нее всего-навсего одно предложение – о том, что президентом можно быть не более двух сроков подряд.

Ну да все это насчет Конституции – чистая лирика. В России на высоком уровне, как мне рассказывают все, кто туда когда-либо залетал, главное – устный договор, а не всякие там бумажки. Бумажки какие надо сделаем, говорят там.

Поэтому-то я и хотел бы услышать, как Владимир Владимирович Путин произносит: «Я на третий срок не пойду».