Харатьянья колонка

Первое, что сделала Юлия Тимошенко на посту председателя украинского правительства, — принялась возвращать в государственную собственность для последующей перепродажи крупнейшее на Украине предприятие «Криворожсталь».

Насколько я знаю, бурные экономические успехи украинского государства, и в частности, рост ВВП чуть ли не в 15% годовых вызван двумя главными причинами: благоприятнейшей внешней конъюнктурой и высоким внутренним спросом. Внутренний спрос сейчас оставим, тема не очень понятная, а вот про внешнюю конъюнктуру можно определенно сказать, что основная экспортная отрасль Украины – металлургическая.

Точно так же, как в России – нефтяная.

И вот благороднейшая свободолюбивейшая оранжевая госпожа Тимошенко первым делом занялась возвращением в собственность государства лидера самой главной для этого государства отрасли.

Двуличный, насквозь советский и кагэбэшный товарищ Путин также недавно занимался и уже успешно довел до конца процесс возвращения в собственность государства лидера самой главной для его, российского государства, отрасли. Называется этот лидер «Юганскнефтегаз».

Ничего хорошего в этой связи сказать про Владимира Владимировича я не хочу и не могу. На мой вкус, отвратительная это история, с ЮКОСом. Беспринципная, антиконституционная, еще можно ряд бранных слов сказать.

Но почему же, позвольте спросить, когда абсолютно то же самое – экспроприация по смыслу! — происходит на Украине, не раздаются возмущенные голоса? Почему правозащитники и аналитики, поднаторевшие в трагической истории с отъемом собственности у российского крупнейшего бизнесмена, не выступают с гневными речами против Юлии Тимошенко, которая намерена отобрать собственность у крупнейшего украинского бизнесмена?

Отец российской приватизации Анатолий Чубайс не один раз говаривал, что история с залоговыми аукционами, благодаря одному из которых «Юганскнефтегаз» перешел в собственность МЕНАТЕПа и стал основой для нефтяной компании ЮКОС, не была верхом экономического и юридического совершенства.

Однако таковы были политические реалии того времени: крупнейший российский бизнес через эти аукционы фактически получил дивиденды за проявленную лояльность и щедрость при выборах президента Бориса Ельцина.

Точно так же именно политические реалии повлияли на то, как именно в прошлом году была продана «Криворожсталь». Это предприятие, как сегодня очевидно, стало одним из способов оплатить крупнейшему украинскому бизнесу щедрость и лояльность при президентских выборах 2004 года. Разница лишь в том, что русские власти были более дальновидны и до выборов ничего никому не отдали, а простодушные украинские (или, может, более уверенные в победе) уплатили авансом, да вот только победы не получилось.

Удивляться поступку Юлии Тимошенко не стоит. Такова и вообще природа власти: она всегда стремится концентрировать в своих руках все имеющиеся ресурсы. А гражданское общество, о существовании которого на Украине уже столько сказано, по идее своей для того и нужно, чтобы противостоять этому стремлению власти к концентрации ресурсов.

Но, видимо, на Украине эйфория от победы над врагом еще сильна, и именно поэтому открыто выраженное желание поразить – без лишних проволочек и процедур – этого самого врага в правах, для начала имущественных, не вызывает у украинского гражданского общества отторжения.

Я уже имел неудовольствие писать, что по происхождению своему политическому президент Ющенко и его премьер Тимошенко ничем не отличаются от бывшего премьера и кандидата в президенты Януковича.

Поэтому очень хочется надеяться, что местью через отъем «Криворожстали» все дело и ограничится. Поскольку чего в принципе может наворотить власть в условиях, когда ее поддерживает большая часть населения, в отношении меньшей части населения, даже воображать не хочется. Страшновато.