Заступница\Колонка Харатьяна

Всю важность этого события нам еще предстоит осознать и оценить, но пока что мне лично стало жить гораздо спокойнее. Не в том смысле, что меня перестали гнести какие-то мелкие личные тревоги и донимать заботы, это-то как раз нет. В патриотическом смысле спокойней. За страну не страшно.

Не то что бы мне как-то особенным образом стало нравиться, как у нас в России устроены дела; и не воспылал я доверием в тяжелой форме к действующей власти — ничего этого. Покой — икона Казанской Божией Матери, которую патриарх Московский и всея Руси Алексий II торжественно передал городу Казани.

Это не тот самый образ, что дал начало всем спискам Казанской. Тот образ Богородицы, явившийся во сне казанской девочке Матрене и обретенный посреди пожарища, завернутый в ветхий рукав мужской одежды из вишневого сукна и сиявший, будто только что написанный; украденный в 1904 году из Казанского собора, будто бы ободранный вором и будто бы сожженный им из любопытства, тот еще появится, я надеюсь, сейчас, может, просто еще не время ему объявиться.

Вот только после кражи того образа Россия проиграла войну Японии, потом началась одна смута, потом — другая, там и царская власть закончилась, а началась безбожная, убившая царя и замучившая множество праведников.

А нынешний образ, который передал патриарх Алексий II, тоже чудотворный и явился миру тоже чудесно — как бы ниоткуда в середине прошлого века и в том самом убранстве, которое вор якобы содрал в 1904 году, переплавил и продал. Новый образ долго скитался по свету, побывал даже в городе Фатиме, где Богородица являлась португальской девочке и сделала три предсказания, одно из которых касалось нашей России, а перед тем как вернуться в Казань, двадцать с лишним лет хранился в Ватикане в личных покоях Иоанна Павла II.

Папа-поляк Войтыла мечтал сам передать этот образ русским православным и сам же создал такие условия, что встреча его с русскими православными в России не состоялась. (Параллельный сюжет: святого патриарха Гермогена, настоятеля того самого Никольского храма в Казани, где впервые была показана народу чудесно обретенная икона, замучили поляки Лжедимитрия.) Однако же не отдать святыню Иоанн Павел II не смог — и теперь она вернулась домой.

Списков Казанской Божией Матери очень много в России, около десяти из них почитаются Русской православной церковью особо и чудотворны; обычные образки хранят детей и новобрачных; многократно повторена история о том, как в самые напряженные моменты войны с Гитлером, в частности перед Курской битвой, позиции советских войск облетали на самолете с образом Казанской. Но появление именно этого списка с древнего образа на том самом месте, где образ был впервые обретен, замыкает какой-то логический круг.

Конечно, логика к вере не имеет отношения. Но мне, убежденному монархисту, сейчас кажется, что теперь Россия станет на верный путь, и вся та неразбериха, которая так мучает нас все последние годы, постепенно успокоится.

Вот, например, так: власти наконец поймут, что выборная демократия у нас возможна только под присмотром наследственного правителя — то, с чем русские люди просто по натуре своей давным-давно и, даже можно сказать, всегда согласны; появление монарха, верховного арбитра с бесспорным авторитетом, даст возможность высказывать разные точки зрения на политическое и экономическое развитие, что приведет к созданию полноценной оппозиции... Мечты!

Предсказаний о процветании и удивительном развитии России в новом веке было сделано немало; хорошо бы, чтоб они начали сбываться.