Как оно должно быть по-настоящему // колонка Харатьяна

Вот передо мной мальчик девяти лет (МДЛ), имеющий несчастье расти в современной русской семье, не очень стандартной, но с весьма распространенной системой ценностей, главная из которых, к сожалению, телевизор.

Не Божий храм, который эта семья иногда посещает, и не книги, которые и мать МДЛ, и отец МДЛ, и отдельно живущая совершеннолетняя сестра МДЛ, и все двадцать семь родственников МДЛ разной степени удаленности довольно усердно читают и попадаются за этим занятием на глаза МДЛ; не полезные работы, за которыми МДЛ может застичь большинство своей обширной родни, за исключением разве что отца, органически не способного ни к чему созидательному, кроме разве что удручающе однообразного стучания по клавиатуре компьютера, если это можно считать созидательным трудом; не тайные пороки, которым усердно предаются – не буду смущать читателя их описанием – многие из родных и знакомых МДЛ; и не какие-нибудь творческие увлечения типа коллекционирования марок, домашнего музицирования, страстного рисования – ничего такого.

Телевизор. «Глядя в телевизза-а-ар».

Ну потому что всякий день, автоматически придя домой после утомительного путешествия по душному и тесному московскому мегаполису, родня МДЛ включает ящик и вперивается в него.

К счастью, МДЛ не разделяет простой родительской радости от механического просмотра программ российского телевидения, его страсть – кино: стрелялки, боевики. В этом деле МДЛ профессор. У него собственная коллекция замечательных образцов жанра, в числе которых есть нечто до такой степени жестокое, что мать МДЛ запрещает ему просмотр. Однако поскольку регулярно выпадают такие моменты, когда родителей нет физически (работают) или психически (спят субботним утром), то запрет этот не очень-то настоящий.

Видимо, поэтому ценность человеческой жизни кажется МДЛ величиной крайне незначительной. Опрос МДЛ позволил составить следующий сюжет для его обыкновенного, типичного рабочего дня.

Подъем. Темно. Враги человечества явно отключили электричество с подлыми целями. Герой, полностью совпадающий внешним видом с МДЛ, просыпается, выхватывает из-под подушки автомат «Узи» и дает в темноту круговую очередь. Слышатся стоны поверженных злодеев.

Герой (МДЛ) выползает из своей комнаты в гостиную и видит, что родители привязаны к стульям, злодеи окружают их, мерзко ухмыляясь. Но отец как раз умудрился вытащить кляп изо рта матери, и она слабым голосом говорит: «Сынок, почисти зубы и позавтракай!» Злодеи хотят покарать ее за это, но герой (МДЛ) легко убивает их несколькими одиночными выстрелами из АКМ, который у него специально на всякий случай лежал на полу в гостиной.

Потом, чтобы наполнить организм силой, сынок (не развязывая предков) съедает ведро шоколадного печенья с молоком и, внемля слезам матери, чистит зубы. После чего наконец освобождает родителей: пора в школу, школа далеко, а рост пока не позволяет герою (МДЛ) управлять автомобилем, приходится задействовать папу, тем более что старик так любит свою работу...

Но на пути в школу – Минское шоссе и Кутузовский проспект. Разборки с врагами отняли много времени, и в школу герой (МДЛ) уже опаздывает. Тогда он заставляет отца выехать на встречную полосу, а сам выбивает дулом боковое стекло и начинает отстреливать всех, кто гонится за его машиной. Жертвами падают не только государственные автоинспекторы на своих машинах с мигалками, смешивающиеся в огромную автомобильную кучу, но и представители власти. Российский народ громко приветствует освободителя: отныне дороги перекрывать некому, да и не для кого.

Естественно, школа захвачена. В жаркой битве с террористами участи принимает – под водительством героя (МДЛ) – весь четвертый класс. К сожалению, не обходится без жертв: злодеям удается лишить жизни учительницу немецкого языка (МДЛ не дается этот предмет) и двух-трех пятиклассников (они позволяли себе малопродуктивные выпады в адрес МДЛ).

По случаю победы уроки отменяются. Но герою пора в музыкальную школу. Поезд метро, к сожалению, тоже захвачен; приходится, прикрывая няню от поминутно нападающих мерзавцев, выполнить работу за правоохранительные органы.

Музыкальная школа встречает их с няней подозрительной тишиной. Разумеется, выясняется, что там тоже захватчики, и они мучают немолодого учителя героя, заставляя его петь этюды Шрадика. У героя кончились патроны, но он выхватывает из футляра смычок и закалывает захватчиков...

Как можно заметить, в этой картине отсутствует любовный сюжет. Но МДЛ презирает «секс и поцелуйчики» и всегда проматывает соответствующие эпизоды в боевиках.

Я имею определенные основания делать вывод, что МДЛ такого типа – весьма распространенное явление в нынешней российской действительности. Как это скажется на общественном здоровье будущего поколения взрослых россиян, предполагать не берусь. Но боюсь, что скажется непременно.