Бабий бунт

Эх, зря вы это, ребята. Ой, прям зря-зря-зря! Потому что нет на свете почти ничего, что устояло бы против русской бабы (черт ли сладит с бабой гневной, писал Пушкин), даже если, допустим, сегодня она вам уступила в чем-то там по доброте душевной или подчинившись грубой силе.

Причем помимо личной, нутряной энергии, свойственной каждой русской бабе, существует еще коллективная мощь, образованная единым мнением по какому-нибудь общественному вопросу. И вот против этой мощи, в особенности в исторической перспективе, никакая сила не канает.

А разная русская власть взялась обижать русскую бабу, причем в области, где ее обижать особенно опасно. А именно — в области ее материальных интересов, причем не сиюминутных, а стратегических.

Начали с лишения льгот. Я знаю десятка полтора крепких теток, которых затронула эта история, — и не потому что они пенсионерки или инвалидки. Нет, зато они отлично пользовались так называемыми льготами, которые полагались их матушкам, тетушкам, свекровям и пр. И когда все это было неосторожно отнято, конечно, они подняли бучу.

Ну, там была дармовщинка, немножко манипуляция возможностями, пережили.

Теперь дальше. Развилась в полную ширь история с обманутыми дольщиками, или, если быть более точным, с обманутыми дольщицами, поскольку большинство составляли опять-таки русские бабы. Вроде бы, с одной стороны, сами виноваты, что попались на удочку мошенников, плохо читали договоры, а с другой — государство чего-то там стало малодушно (против баб не попрешь, я же говорю) обещать, и теперь, конечно, они с него живого не слезут.

Правда, тонкий момент состоит в том, что эти доли не стали еще собственностью осязаемой, какую можно потрогать или занавесочки развесить.

Но вот вчерашняя история с выселением бутовских коренных жителей из частных домов совсем уже возмутительная. Там не просто занавесочки развешены, там настоящие гнезда свиты, старый уклад, деревня фактически. И вот в этот устроенный быт, в эту теплую вату и нежность сапожищами прется судебная власть! Матерей у них нету? Или ироды рода человеческого?

И дела нам нет, что какой-то суд там чего-то решил по этому поводу. Причем унизительно как решил, как мало присудили взамен! Где, с позволения сказать, компенсация за утрату семейного климата, той самой атмосферы гнезда, где каждая половица скрипит о теплом прошлом, где кашляет призрак прабабушки, а в подполе выводится сотое с момента заселения поколение мышей?

Ничего этого суд не учел, конечно.

Как показывает опыт, русские мужики способны объединиться по автомобильной тематике, причем ого-го как! Тут нам и дело Олега Щербинского, и праворульные дела, и всякие ленточки на антеннах. Можем, можем проявлять общественную активность. Дальше, к счастью для властей предержащих, дело пока не идет.

Но бабы-то, хранительницы наши! Наше все — трудовые резервы, домашние психоаналитики, кладезь бытовой мудрости, коллекция сюжетов бесконечной жизни, сборник рецептов здоровья, счастья и вкуса, хранительницы и расточительницы добра, наконец, наш неисчерпаемый и так мало ценимый экспортный потенциал — они же пока еще не объединялись ни во что серьезное!

А, упаси Бог, объединятся? Можете ли вы, глубокоуважаемые жители Тверской улицы и Старой площади, выдумать какую-нибудь античеловеческую технологию, чтобы остановить русскую бабу, ежели она взяла уже в руку, полную мускулистую руку свою, могучую скалку?

Где уж вам! Так что поберегитесь, ничтожные. Оставьте бутовских в покое. Отольется.