Совершенно открытая Россия

Общество де-факто стало запредельно открытым. Ни публичным персонам, ни обычным обывателям нет никакого смысла скрывать информацию о своих доходах, расходах и т. д.

Сегодня в стране происходит захватывающий эксперимент по раскрытию личной информации. Банковской тайны нет. Налоговой тайны нет. Тайны переговоров нет. Коммерческая — под вопросом.

База данных о кредитах доступна за символические деньги, сведения о проводках также продаются. Утечки из ФНС, по крайней мере, были — возможно, информацию о налоговых платежах граждан можно купить и сейчас. По-моему, все крупные сотовые операторы сталкивались с фактами хищения собственных баз данных.

То, что информация из баз данных ГАИ и паспортных столов является общедоступной, — это вообще само собой разумеется. Настроение в обществе такое, что любая база данных, переведенная на электронные носители, в любой момент может оказаться на «Горбушке».

В результате сегодня практически любой желающий может попробовать себя в роли «большого брата», получив весьма значительный объем информации о практически любом жителе Москвы (а возможно, и прочих продвинутых регионов). Были бы деньги и желание. Можно получить информацию о финансовом состоянии, недвижимости и автомобилях, узнать о привычках и круге общения.

Общество де-факто стало запредельно открытым. Ни публичным персонам, ни обычным обывателям нет никакого смысла скрывать информацию о своих доходах, расходах и т. д.

Не потому, что такового раскрытия информации требует общество, а поскольку в любую секунду соответствующая база может появиться в свободной продаже.

Хороший самурай должен был быть готов в любой момент предстать перед Богом. Общество идет к тому, что любая публичная фигура точно так же должна быть готова в любой момент представить публике свою конфиденциальную информацию.

Список похищенного у вице-спикера Госдумы Любови Слиски уже был опубликован (что, кстати, еще раз подтверждает расхожий тезис о том, что из органов МВД легко уплывает любая информация). Вполне возможно, что на очереди выдержки из ставших публичными баз: «желтая» пресса на глазах становится качественной, высокая конкуренция на этом рынке заставляет журналистов искать новости где угодно.

И сложно даже представить себе, что будет, когда Россия станет электронной.

Если в оцифрованный формат переведут большую часть документооборота министерств и ведомств, то, как быть, например, с государственной тайной, я не знаю. Вполне возможно, что она будет продаваться в виде сборника «Все о гостайне» на 5 DVD.

Это, конечно, шутка, но, как я слышал, сотрудники Генпрокуратуры всерьез опасаются перевода части материалов на электронные носители — в связи с неминуемой в этом случае его продажей заинтересованным лицам с «Горбушки». Если, например, материалы отдела по расследованию особо важных дел попадут в широкую продажу, то это станет катастрофой не только для культовых сайтов этого направления, которые отпадут за ненужностью. Боюсь, что разобьются десятки карьер.

Интересно, не правда ли, куда приведет общество в целом это тотальное раскрытие информации? Я лично считаю, что стремительное движение к абсолютно открытому обществу сделает лучше по меньшей мере политиков, если, конечно, сохранится в каком-то виде свобода слова ну или хотя бы доступ в интернет. Впрочем, я не уверен, что это стоит того, чтобы раскрывать данные о моих кредитах.