Классовое сочувствие

Реакция властей на трагедии зависит и от того, насколько они касаются лично их, их близких и знакомых.

Власти несколько задержались с соболезнованиями родственникам пострадавших от взрыва в московском метро, да, собственно, и не на соболезнованиях был сделан акцент. Но ни в день взрыва, ни позже родственники пострадавших не услышали от них извинений. Судя по всему, оставшиеся в живых не услышат от властей ни признания своей вины, ни четкого объяснения того, что именно делается для того, чтобы не допустить или хотя бы существенно снизить вероятность повторения трагедии.

Россия далеко не первая страна, столкнувшаяся с атаками террористов. В Германии 60-х «Фракция красной армии» воевала с полицейскими, офицерами и солдатами американской армии, высокопоставленными германскими чиновниками, банкирами и промышленниками. Итальянские «Красные бригады» в 70-е покушались главным образом опять-таки на чиновников, судей и бизнесменов.

В Израиле взрывают как автобусы, так и рестораны. Наконец, 11 сентября два самолета врезались в башни Всемирного торгового центра, где располагались офисы крупнейших инвестиционных банков мира.

«Фракция красной армии» (РАФ) была разгромлена быстро и беспощадно, после того как жертвами этой группы стали два влиятельных банкира — фактически олигархи, в переводе на современные российские реалии. Германские власти сумели обойти и запрет на смертную казнь, действующий в стране: руководители РАФ после провала очередной попытки вызволить их из тюрьмы внезапно совершили коллективное самоубийство.

После того жертвой «Красных бригад» в 1978-м стал премьер-министр страны Альдо Моро, эта сеть, в которую входили до 1000 человек, была разгромлена в течение двух-трех лет, а ее руководители оказались за решеткой. Стоит, правда, заметить, что, в принципе, «Красные бригады» существуют в Италии и сегодня, вновь терроризируя истеблишмент страны, однако почти на 15 лет страна была избавлена от этого кошмара. Не говоря уж о том, что связь сегодняшних бригад с теми, что действовали 25 лет назад, неочевидна.

::: Настойчивость и последовательность, с которой преследует террористов — а в последнее время нередко и членов их семей — государство Израиль, хорошо известна всем. Соединенные Штаты после атаки на ВТЦ организовали травлю ее организаторов во всемирном масштабе и развязали уже две полномасштабные войны: одну против страны, взрастившей «Аль-Каиду», вторую против Ирака Саддама Хусейна, который, напомним, выплачивал премиальные семьям палестинских террористов-смертников. При всей неоднозначности этих операций с точки зрения международного права, нельзя не отметить, что в Америке — во всяком случае с того сентября — больше ничего не взрывается.

Любому человеку сложно отделить какие-то личные моменты от работы. Одному соискателю сотрудник консульства выдает визу без проблем, другой — не симпатичный ему по каким-то причинам — будет добиваться аналогичного результата недели и месяцы. Одного клиента таксист подбросит за 50 рублей, с другого возьмет минимум сотку.

Руководители государства, наверное, тоже люди. Поэтому, когда беда задевает их лично, кого-то из друзей или знакомых, реакция куда острее.

Терроризм является российским кошмаром на протяжении вот уже почти десятка лет. И складывается впечатление, что организаторы этих терактов хорошо изучили вышеизложенные примеры. Поэтому жертвами московских терактов становятся практически исключительно представители middle/low-middle класса.

Подорванный в пятницу состав шел по ветке метро, соединяющей юго-восток столицы, точнее район Каширского шоссе, с центром. Очевидно, что подавляющее большинство пассажиров злополучного состава в это утро ехали из дома на работу. Пострадали в основном жители Каширки, густонаселенного (между Каширским и Варшавским шоссе живут 1,5 млн человек), но совсем не престижного и, по московским меркам, недорогого района. Там же, в районе Каширки, находились два дома, взорванные четыре года назад. В аналогичном районе, населенном middle/low-middle, — Марьине — был взорван семейный ресторан «Макдоналдс».

Захват заложников в «Норд-Осте» ложится в этот ряд. Из всех мюзиклов, за исключением разве что «Метро», это была наименее пафосная постановка. Если на «Нотр-Дам» приезжала такая публика, что «Мерседесы» стояли в три наката, то на «Норд-Ост» ходили пешком от метро. Конечно, где больше «Мерседесов», там больше и охраны, а стало быть, и лишних сложностей. Но ничего непреодолимого в этих сложностях нет, было бы желание — сумел же Карлос «Шакал» захватить полтора десятка министров стран — членов ОПЕК.

Однако организаторы московских терактов стараются лишний раз не злить власть, выбирая время и место терактов так, чтобы никоим образом не задеть лично никого из российского истеблишмента.

Не исключено, что организаторы неплохо изучили и психологию российских чиновников. Надо полагать, чиновники, как и все нормальные люди, навели справки о своих родных и близких, коллегах по работе, затем, узнав, что все в порядке, задумались, наверное, и о начальстве.

Поэтому первое, что услышали россияне от своих чиновников, — рассуждения о том, сорвет или не сорвет этот теракт выборы президента РФ. Затем поговорили о недопустимости переговоров с террористами и теми, кто стоит за их спинами. А первые соболезнования родные и близкие погибших, жители России в целом, судя по ленте агентства «Интерфакс», получили около 11 утра от президента Азербайджана Ильхама Алиева — дипломата по образованию и, вероятно, просто хорошо воспитанного человека. Его российские коллеги отвлеклись от более насущных проблем (выборы президента, переговоры с Масхадовым, введения чрезвычайного положения и так далее) значительно позже. Скажем, Владимир Путин впервые произнес слова соболезнования примерно четырьмя часами позже — если судить по той же ленте.

Впрочем, далеко не все чиновники имели возможность влиться в этот хор — часть из них была вынуждена заниматься вопросами подачи карет «скорой помощи» к метро «Павелецкая». И как это ни цинично звучит, но своевременно полученной медицинской помощью вышедшие и вынесенные из метро «Павелецкая» утром в пятницу обязаны родственникам погибших в результате теракта на Дубровке, вчинившим иск правительству Москвы.

Даже такой акт гражданского протеста, как иск, заставил хотя бы часть чиновников при повторении трагедии заниматься своим делом, а не говорением красивых слов. Хочется надеяться, что найдется механизм, который заставил бы и остальную массу «слуг народа» в таких случаях думать не о своей карьере, не о том, как кто будет выглядеть в телевизоре, а о вверенном им участке работы.

Внешне это будет, в частности, проявляться в том, что первым делом в таких случаях россияне будут слышать соболезнования, а затем и извинения. И кому-то из тех, кто отвечает за безопасность, возможно, даже придет в голову подать в отставку.