Чтоб чужие боялись

Продолжающиеся разборки власти и бизнеса бьют по интересам иностранных акционеров российских компаний и делают сомнительными утверждения об инвестиционной привлекательности отечественной экономики.

Сам повод для скандала с запросом депутата Савельева о законности деятельности компании UFG, по его информации, возможно, создавшей схему, позволяющую иностранцам покупать акции «Газпрома» на внутреннем рынке, должен был сойти на нет еще три года назад.

9 апреля 2001 года президент Владимир Путин потребовал разработать меры по либерализации рынка бумаг газового концерна. Менее чем через месяц рабочая группа под руководством Дмитрия Медведева рапортовала о том, что поручение выполнено, меры подготовлены. К чему была такая срочность, сегодня совершенно непонятно. Ни президенту России Путину, ни председателю совета директоров «Газпрома» и одновременно главе президентской администрации Медведеву за истекшие три года не удалось добиться претворения в жизнь заявленных планов. Иностранцам до сих пор не позволено покупать акции «Газпрома» на внутреннем рынке, для них существуют зарубежные торговые площадки, где стоимость акции российской газовой компании значительно выше, чем внутри России. Эта ничем, кроме мер административного регулирования, не обусловленная разность в цене, собственно, и порождает спрос на разные «схемки», на предмет которых депутат Савельев написал письмо в прокуратуру.

Судя по всему, спрос этот был востребованным. Если еще, допустим, два-три года назад акция «Газпрома» на внутреннем рынке была дешевле, чем на внешнем, примерно в два раза, то летом этого года — всего на 30–35%. За вчерашний день этот разрыв значительно увеличился: с одной стороны, бумаги «Газпрома» упали в цене в России (минус 11%), с другой — выросли на 3% в Лондоне. Такое впечатление, что некоторые иностранные инвесторы, напуганные запросом депутата Савельева, предпочли переложиться: избавиться от бумаг газовой компании, купленных по «внутренним ценам», и одновременно купить их на «легальном» для них зарубежном рынке.

Рынок ясно показал, что не верит в обещанную три года назад скорую либерализацию рынка. Вместо нее три года спустя перед наиболее инициативными участниками рынка замаячила перспектива возбуждения уголовного дела.

Аналогичная история приключилась и с акционерами «Норильского никеля». Два года спустя после обещанной либерализации рынка платиноидов стало ясно, что она, судя по всему, не состоится — и хорошо еще, если не будет других негативных новостей. По сообщению агентства Dow Jones, правительство готово отказаться от намерения рассекретить данные о запасах металлов платиновой группы (МПГ). Представитель Министерства природных ресурсов заявил агентству, что новое положение предусматривает сохранение режима секретности в отношении данных о запасах МПГ. Строго говоря, запасы платины, палладия и родия в России за рубежом таким уж прямо секретом не являются: аналитики рынка платиноидов дают достаточно уверенные оценки засекреченных в России показателей. В частности, их предыдущие оценки запасов никеля и меди оказались довольно близкими к реальным показателям, обнародованным ранее в этом году. Аналитики ожидали, что так же получится и с данными о запасах платиноидов.

Теперь аналитики ожидают уже совсем другого — они вспомнили все слухи о напряженных отношениях владельцев компании с властью и то ли имевших место, то ли нет вызовах Владимира Потанина в Генеральную прокуратуру. Подобные соображения не добавляют никому оптимизма, тем более в период, когда последствия годичной давности вызова в прокуратуру основных владельцев другой крупной компании – ЮКОСа – стали очевидны. Противостояние силовиков из окружения президента и Михаила Ходорковского, похоже, завершится ликвидацией компании последнего.

Есть, правда, и иные примеры развития такого рода противостояний. По крайней мере, один из раундов длительного конфликта «Вымпелкома» и Министерства связи на минувшей неделе завершился в пользу частной компании. После восьмимесячной проволочки Минсвязи все же выдало «Вымпелкому» дополнительные номерные емкости, отсутствие которых едва не стало реальным тормозом развития компании.

В любом случае все эти внутренние разборки отражаются не в последнюю очередь на иностранных портфельных инвесторах, принявших решение о приобретении акций крупнейших российских компаний в первый президентский срок Владимира Путина.

Они теряют – или, во всяком случае, недополучают — вполне реальные деньги, что соответствующим образом сказывается на их отношении к стране.

В случае с «Газпромом» ожидалась либерализация по меньшей мере рынка акций, а в идеале рынка газа – ни того, ни другого — очевидно, не будет. От «Норильского никеля» ждали официального раскрытия информации о запасах; до тех пор компания, несмотря на все успехи аналитиков рынка платиноидов, будет оставаться «котом в мешке». В ситуации с ЮКОСом до последнего времени еще оставались надежды на какой-то компромисс власти и владельцев фирмы, который позволил бы сохранить компанию. Оправдала оптимистичные надежды инвесторов лишь ситуация с «Вымпелкомом». Возможно, дело в том, что у руководства Минсвязи есть свои резоны к тому, чтобы не ссориться с международными инвесторами. В течение года-двух состоится IPO «Мегафона», одним из основных бенефициаров которого молва упорно называет министра связи г-на Реймана.

IPO «Роснефти» пока не планируется, что, возможно, тоже сыграло свою роль в судьбе ЮКОСа.