Администрирование ценового сговора

Российские сенаторы начинают решать вопрос о введении фиксированных цен на нефтепродукты — в противном случае бензин подорожает до 20, а затем и до 30 рублей за литр. Альтернативы этим двум сценариям в России в условиях неработающего тарифного регулирования и бессилия антимонопольных служб, к несчастью, похоже, нет. Административные ограничения — по-прежнему единственный инструмент регулирования, доступный нынешней власти.

В минувшую среду в Совете федерации была разыграна изящная комбинация. Утром сенатор Валентин Завадников заявил, что, по его данным, уже весной этого года бензин в России будет стоить 20 рублей. Вечером того же дня его коллега Геннадий Горбунов, сославшись на «мнение экспертов», согласно которому рост цен неизбежен, предложил на период посевной зафиксировать цены на горюче-смазочные материалы. В противном случае, опасается сенатор, рост цен на ГСМ подтолкнет вверх и цены на хлеб, что недопустимо.

Технический механизм реализации этой идеи готов или почти готов. Геннадий Горбунов уверяет, что «пути решения проблемы» можно прописать в законе «О регулировании агропродовольственного рынка», последний вариант которого сейчас рассматривает в Госдуме трехсторонняя комиссия с участием депутатов, сенаторов и правительства. Если будет создан прецедент фиксации цен на нефтепродукты, то ГСМ для сельхознужд дело может и не ограничиться. Сегодня даже торговцы бензином — не говоря даже о потребителях топлива — ждут от государства создания механизма контроля за ценообразованием в крупных нефтяных компаниях.

Пока таких механизмов нет. Балансовые задания отменены, меры тарифного регулирования не работают, антимонопольные органы бессильны.

Видимо, по этим причинам цены на бензин в России уже сегодня беспрецедентно высоки для нефтедобывающей страны — 11–15 рублей за литр. В Федеральной антимонопольной службе считают, что справедливая цена на бензин — 9 рублей за литр. Действительно, примерно столько в пересчете и стоит бензин в Казахстане, в Саудовской Аравии он чуть дешевле — 0,8–1,1 риала ($1 равен 3,75 риалам), в Нигерии пока цена и того ниже — $0,22, правда, в этой африканской стране он скоро подорожает.

В России сегодня бензин стоит примерно вдвое дороже, чем в Аравии или Нигерии, и это далеко не предел. Управляющий директор ТНК-BP Виктор Вексельберг в конце сентября заявил, что «стоимость бензина в России сравняется с уровнем европейских стран в течение ближайших трех-пяти лет». Иными словами, бензин подорожает еще в 2–2,5 раза, а его цена достигнет уровня 30 (как в Испании) или даже 40 рублей (как в Германии или Великобритании) за литр.

Вексельберг уверен, что продолжение роста обусловлено объективными экономическими предпосылками — например, укреплением курса рубля и соответствующим увеличением издержек нефтяников. В Европе, впрочем, столь высокая стоимость топлива обусловлена главным образом радикально другим, более высоким уровнем налогообложения.

Стоимость бензина ex tax (до налогов) в странах G7, в отличии от России импортирующих крайне дорогую сегодня нефть, составляет порядка $0,4–0,45, в редких случаях (например, в Японии) доходя до $0,5. Об этом свидетельствуют данные International Energy Agency — организации стран — импортеров нефти. По данным этой же структуры, в Великобритании налоги на литр бензина составляют около $1,05 (57,7 пенсов) — соответственно, цена литра на АЗС в среднем около $1,45 (80 пенсов). В Испании налоги составляют всего $0,62 (52 евроцента), вот и цена литра бензина заметно ниже — $1,1 (0,9 евро).

Самые низкие в G7 налоги на бензин в США — всего $0,1. Не удивительно, что в Америке самый дешевый в развитых странах бензин: его цена балансирует вокруг отметки в $0,5 за литр. Ставка акциза на бензин в России с 1 января 2004 года составляет 2460 и 3360 рублей за 1 тонну, соответственно, для бензина с октановым числом ниже и выше 80 — те же, в общем-то, $0,1 c литра, что и в США. Энергоносители и рабочая сила в России точно не дороже, техническое состояние заводов, вероятно, сопоставимо: что в США, что в СССР новых НПЗ не строилось с 70-х годов прошлого века. Цена на бензин в обеих странах пока находится на уровне $0,5, однако и топ-менеджеры нефтяных компаний, и сенаторы уверены, что в России она непременно будет повышаться.

Странно, конечно, что российские антимонопольные органы не могут доказать ценовой сговор на рынке нефтепродуктов, хотя переработка нефти в России уже сегодня, очевидно, рентабельней, чем где-либо в мире.

Ведь при всех прочих равных российские НПЗ закупают нефть по внутренним ценам, а американские — по мировым, которые выше в разы. Совсем плохо, что власти не видят иных рычагов контроля за ценами, кроме как с помощью их административного ограничения. На аналогичную меру пошли власти автономной республики Крым летом этого года. 13 июля были введены предельные цены на бензин, а уже 27 июля дешевые сорта исчезли из продажи.

В той же Америке нашли иное решение этой проблемы. В США существует государственный резерв нефти, который идет в ход, когда цены на бензин начинают ползти вверх. Механизм государственных товарных интервенций, в общем-то, и для России не новость. На зерновом рынке их достаточно регулярно проводит Минсельхоз, и, очевидно, не без успеха ведомству удается по меньшей мере сглаживать ценовые колебания. На рынке нефтепродуктов можно рассчитывать на большее. Ведь федеральное правительство напрямую контролирует «Роснефть» и косвенно — через глав регионов, которые вскоре будут назначаться, — «Татнефть» и «Башнефть». Да и с остальными нефтяными компаниями в новые времена власть, если захочет, может легко договориться.