Риски переезжают в Россию

Бойтесь плохих долгов. Даже самая изощренная из выстроенных на гнилом фундаменте конструкций рано или поздно рухнет

Мировой финансовый кризис отразился в России как в кривом зеркале. Объем выдачи ни в чем не повинных ипотечных кредитов, вероятно, сократится. Одновременно с этим наблюдаются признаки бума рискованных долговых обязательств, увлечение которыми и стало одной из главных причин кризиса.

Как я понимаю, причиной нынешнего финансового кризиса являются рискованные облигации, скупка которых в конечном счете стала причиной проблем хедж-фондов Bear Stearns и Goldman Suchs.

Американские ипотечные банки, выпуская обеспеченные закладными облигации, стратифицируют их по уровню риска. Бумаги, выпущенные под долги, условно, «белых» докторов и адвокатов, имеют низкую доходность, под залог закладных безработных «черных» – наиболее высокую. Упомянутые выше фонды, в частности, скупали наиболее рискованную часть — облигации, обеспеченные долгами неустроенных в жизни «черных», — и извлекали сверхдоход на радость клиентам.

До поры до времени схема работала без сбоев – растущий рынок недвижимости США позволял даже этой категории заемщиков, ловко перекредитовываясь, обслуживать кредиты. Даже если и случались дефолты, ничего страшного не происходило: выручка от продажи жилья с лихвой перекрывала остаток задолженности по кредиту.

Однако американский рынок жилья перестал расти. Дефолты в рискованной категории стали более или менее обычным делом – пререкредитование затруднилось. Обеспечение облигаций, в которых сидели хедж-фонды, становилось на глазах все более сомнительным. Инвесторы забеспокоились, что и привело к трудностям, а то и краху фондов.

Падение фондов вызвало уже глобальное беспокойство с элементами паники. ФРС, которая, судя по словам Бена Бернанке, поначалу хотела не обращать внимания на ситуацию (пусть рынок накажет тех, кто в погоне за прибылью чрезмерно увлекался плохими долгами), была вынуждена опустить базовую ставку, что, по идее, должно насытить экономику деньгами, покончить с дефицитом ликвидности и развеять панику. Какую, казалось бы, мораль следует извлечь из этой истории?

Бойтесь плохих долгов. Даже самая изощренная из выстроенных на гнилом фундаменте конструкций рано или поздно рухнет.

Соответственно, банки, взвешенно подходящие к оценке заемщиков, проводящие консервативную политику на ипотечном рынке, должны были получить существенные бонусы. Те, кто изначально избегает плохих долгов, гарантированы от проблем хедж-фондов Bear Stearns и Goldman Suchs. К ним это никак не относится, а стало быть, им можно доверять деньги даже в нынешней непростой ситуации. Как-то так.

На российском рынке, однако, кризис отразился диаметрально противоположным образом.

Я считаю, что российские банки проводят крайне консервативную политику при отборе заемщиков по ипотечным кредитам. Убежден, что многие клиенты американских ипотечных банков в России «не дожили» бы и до первого собеседования, будучи отвергнуты по формальным признакам. Павшие хедж-фонды приносили своим вкладчикам до 20% годовых при нормальной ставке по ипотечным кредитам втрое ниже.

В России таких кредитов просто нет, рискованное ипотечное кредитование отсутствует на рынке как явление.

Выдача кредита сопряжена с предоставлением заемщиком огромного количества подтверждений своей состоятельности: ее должны подтвердить работодатель, страховая компания, оценщик, а нередко еще и налоговая, а также медучреждение. Не в последнюю очередь по этим причинам невозврат по ипотечным кредитам в России минимален и, по данным «КоммерсантЪ-Деньги», не превышает 1%.

Однако консервативные российские банки не были вознаграждены за свою ответственную финансовую политику.

Напротив, многие банки так или иначе приостанавливают выдачу ипотечных кредитов. По прогнозу Morgan Stanley, к концу года свернуть ипотечные программы придется примерно трети банков, в основном небольших. Кризис делает стоимость заимствований за рубежом слишком высокой для многих российских банков, вынуждая их покинуть рынок ипотечного кредитования.

Тот же мировой финансовый кризис, возникший из-за рискованных долговых инструментов, как ни странно, сделал им отличную рекламу в России. За последние недели сразу три компании объявили о создании такого рода инструментов.

Сначала «Тройка» выпустила структурированные по степени риска долговые обязательства – CDO. В момент выпуска эти бумаги не заинтересовали российских инвесторов. Все 100% эмиссии выкупили иностранцы. Однако уже совсем скоро появились российские инвесторы, готовые вкладываться в наиболее рискованные облигации.

Первым такой фонд начала собирать УК «Ингосстраха». По мнению управляющих, сейчас, в период кризиса, самое время покупать рискованные облигации. Вслед за ним появился и аналогичный фонд «Ренессанса», сообщает RBC Daily. Полагаю, что этот фонд не последний, вслед за ним будут созданы и другие, стабильно популярные у инвесторов. Не удивлюсь, если рискованные инвестиции и вовсе станут главным трендом этого осенне-зимнего сезона на фондовом рынке. Видимо, и вправду суверенность есть главная черта российских институций.