Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Аурен Хабичев

Пацаны и чурчхела: чем вас достанет Сочи

Аурен Хабичев о «русской Барселоне»

Друзья наперебой рассказывали о том, как изменился Сочи после Олимпиады. Всю дорогу длиной в девять часов из Краснодара я слушал, какая в Сочи теперь культура, как изменились взгляды и люди. И вообще, что это русская Барселона. Сочи начинается в каком-то поселке с черкесским названием и продолжается вроде как сто километров. И все это один город. Вплоть до самой Абхазии ты едешь и едешь, а вокруг по-прежнему Сочи.

В первый вечер от обилия огней, автомобилей и молодежи со всех концов России немного рябило в глазах и ощущалась легкая эйфория. В клубе я познакомился с развязными москвичами, которые норовили угостить меня чем-то запрещенным. И они, вероятно, добились бы своего, если бы в какой-то момент я не потерял их из виду.

Вызываю как-то машину. С таксистами у меня своя история взаимоотношений. Они мне почему-то доверяют. Первое, что бросилось в глаза – водитель будто напряжен, его движения резки, он невпопад задает вопросы, не слушает ответов, дергается.

Сначала мужчина интересуется, из Москвы ли мы, насколько любим «кайфовать», сколько зарабатываем, сколько стоят апартаменты, которые снимаем... Потом, как бы невзначай вспоминает про друга, который за небольшие деньги может достать «скорость». А «скорость» – это наркотики. Я молчу. Таксист решается:

— Можешь дать мне полтора косаря, мне вкинуться надо. Ты парень нормальный, вижу, можешь понять меня.

Я прошу остановить такси, выхожу и иду пешком.

Нет, здесь не русская Барселона. Сравнивать тут вообще нечего. Я не помню, чтобы в Барселоне со мной происходили подобные ситуации.

Эйфория от моря, красивой молодежи, тусовок и прочих радостей проходит через пару дней. Наконец-то приходит четкое осознание, где ты и с кем имеешь дело.

За свежей обшивкой потемкинской деревни скрывается все тот же Сочи – с понятиями, хамством, навязчивым сервисом и безвкусицей.

Город не избавился от чурчхелы, караоке, кабацких песенок. Уже в конце мая на пляже полно народа. Мы приходим загорать на пляж Мамайки (это такой микрорайон). Какой-то мужчина с разбитой головой и пивом в руках ходит по территории, задевая отдыхающих. Не желая быть свидетелями такой картины, отправляемся на платный пляж отеля «Жемчужина». Снаружи вполне приличная гостиница с четырьмя звездами. Внутри тоже неплохо, но как только мы спускаемся на нулевой этаж, нашему взгляду открывается «прекрасный» вид торговых рядов.

Да, в самой гостинице расположился небольшой рыночек, где продают летнюю одежду, аляповатые сарафаны, шлепанцы и прочее. Наверное, еще лет шесть назад я не обратил бы на это внимание. А тут понадеялся, настроил себя на определенный лад, был уверен, что вся эта нелепица ушла в прошлое вместе с Олимпиадой. Общее впечатление было подкреплено «арт-выставкой» каких-то картин. Картины эти – примитивные пейзажи, натюрморты — вместе с расположившимся в отеле рынком, наверное, и есть современное лицо Сочи. У картин стоят старушки, они восхищены «высоким искусством», а ты понимаешь, что тебе просто тут не место.

Пожалуй, самое неприятное, с чем тут можно столкнуться, — это таксисты. На такси приходилось передвигаться несколько раз в день. Они либо грубят, либо навязчиво предлагают свои услуги, либо пытаются развеселить каким-то «казарменным» юмором.

Решили с друзьями вызвать такси класса «комфорт», уверенные в том, что в данном случае уж точно никто не будет с нами всю дорогу разговаривать, травить анекдоты и просить деньги на наркоту. Мы ехали смотреть загородный дом. Таксист – армянин средних лет – тут же стал выяснять, зачем мы едем в этот населенный пункт, почему смотрим дом именно там. А когда выяснил, сколько стоит аренда дома, началось то, чего мы боялись больше всего.

Он звонил братьям, сестрам, каким-то друзьям, чтобы найти нам срочно жилье, так как мы ему очень понравились, и говорил, что делает это совершенно бескорыстно, лишь бы мы поселились в хорошем месте. Дорога занимала часа полтора и все это время приходилось отказываться от «шикарных вариантов жилья», которые предлагали по телефону его знакомые.

Другой таксист приехав за нами попросил подождать десять минут, пока он поговорит с «пацанами». Он был очень рад, что его вызвали мы, так как ему повезло, что как раз в этом районе его ждали пацаны. Мы (удивительное дело!) отказались ждать, пока таксист решит свои вопросы. «Отменяй тогда», — скомандовал он.

Приезжая в Сочи, будьте готовы к тому, что ваша гостиница или гостевой дом или просто дом, который вы хотите снять, не имеет адреса. .

Как-то я искал гостиницу на улице Загородной не менее получаса. Хаотичная застройка, не имеющая никакой логики – это и есть новый Сочи. Ты блуждаешь по улице, где рядом с домом номер три, расположился дом с номером 19/4, а твой, пятый дом — там, где и предположить было невозможно.

Садилась зарядка на мобильном, хозяйка гостевого дома сама не могла понять, где я и как мне объяснить дорогу к зданию. Стояла чудовищная духота, передвигаться по рельефной местности с двумя большими сумками было очень сложно. Я решил, что полюбить этот город можно, только приняв его. В конце концов, тут есть море, горы и иногда встречаются замечательные люди.