Новости

Мамочки – явление чрезвычайное

О том, почему не стоит общаться с недавно родившими женщинами

Писатель

Не так давно одна моя знакомая (раньше все же я считал ее подругой) родила дитя.

Ну, казалось бы, не сильно важная новость. Люди по-прежнему рожают и по-прежнему заключают в это довольно отвратительное действо какой-то великий смысл. Но не в этом суть истории. С тех пор как она родила, жизнь всего ее окружения, включая покорного слугу вашего, превратилась в ад. Дело в том, что счастье подруги от этого события переполняет ее настолько, что этим счастьем она решила делиться со всеми нами, и, кажется, ее абсолютно не интересует, как на это, собственно, реагируем мы.

Так вот, каждый день с утра до полуночи всем мы, друзья ее, получаем от нее гигабайты файлов, на которых просыпающееся, играющееся, писающее и к вечеру засыпающее дитя растет, смеется, плачет, испражняется и отходит ко сну. Это ладно. Некоторые наши общие друзья тихонько закинули ее в «архив» и изредка наведываются туда, чтобы ответить ей раз в месяц что-то из серии: «Какой замечательный у тебя ребенок».

Так вышло, что из всей нашей компании она единственная, кто обзавелся собственным потомством. Все мы убежденные холостяки и холостячки и вряд ли кто-то из нас когда-нибудь решит совершить столь опрометчивый шаг, как рождение нового человеческого организма. И вот в общей группе (создали таковую, но размножившуюся подругу туда не добавили) мы иногда обсуждаем ее довольно странное поведение. Кто-то искренне считает, что она на почве деторождения тронулась умом, кто-то ее жалеет, кто-то пытается понять. Но уж точно никто не хотел бы оказаться на ее месте.

Сначала нам казалось, что она это понимает. То есть рождение у нее ребенка мы восприняли как некий досадный случай, который, несмотря ни на что, никого из нас не отвернул от нее. Даже наоборот: мы стараемся с ней поддерживать отношения, несмотря на то, что общих интересов уже почти не осталось. Если бы еще не было этого навязывания своего образа жизни и своей системы взглядов, связанных именно с деторождением, то, вероятно, она так и осталась бы нашей подругой.

Вот скажешь ей, например, что поутру сегодня что-то живот разболелся. Она тебе и ответит: «Это потому, что ты до сих пор не родил ребеночка. Вот увидишь, как изменится твоя жизнь, когда ты родишь ребеночка». Это я, конечно, утрирую, но тема деторождения практически не сходит с ее уст, и решение любой проблемы она видит в этом. «Истинное предназначение женщины – родить», «Весь смысл человеческого существования – оставить потомство», «Дети – цветы жизни» и так далее и тому подобное. Казалось бы, к этим лозунгам можно и привыкнуть, но все усугубляется тем, что ее вместе с ее ребенком стало слишком много и, кажется, она совершенно этого не понимает. Она совершенно не понимает, что никому не интересна ее дочь, никому не нужны ее советы. Ее жизнь и решение родить дитя для нас, ее друзей, скорее пример того, как не нужно, а не того, как необходимо.

Как-то наша общая подруга пишет мне в личные сообщения.

– Ну она реально достала. Она только что мне написала, что чувствует вину передо мной.
– Почему? – спросил я.
– Не поверишь, она думает, что мы сидим и завидуем ей.
– Серьезно?
– Да, она так и написала. Говорит, что у нас нет детей и поэтому мы страдаем. А она единственная среди нас, кто обрел счастье.

Я, конечно, опешил. Но самое страшное случилось потом. Буквально на днях открываю WhattsApp и вижу, что наша подруга создала общий чат и написала следующее: «Ребята, простите, но я больше не буду высылать фото своей дочки. Она со вчерашнего дня поносит, и я подумала, что это может быть сглаз, ведь ни у кого из вас нет детей и вы могли ее сглазить».

Все из этой группы тихонько повыходили и решили, что да, подруга того-с, поехала.

Но есть, конечно, очевидный в этой истории плюс. Мы уже несколько дней лишены «счастья» лицезреть фотоизображения чьего-то дитя, существованию которого, как оказалось, мы все это время завидовали.

Кстати, в этой истории даже есть мораль. А мораль такова – пропасть между людьми сейчас колоссальная. Ощущение, что мир разделился не на черных и белых, или богатых и бедных, а на мамочек и всех остальных. И мамочки эти – явление чрезвычайное.

Мнение автора может не совпадать с позицией издания.

Загрузка