Госстроев

Много лет подряд сначала в «Известиях», а потом в «Независимой газете» раз в неделю определяют лучшую, худшую передачу, а также главного телевизионного героя (или героев) минувшей недели. Иногда возникают и антигерои.

Так вот, если бы я участвовал в таком опросе, то без колебаний назвал бы антигероями минувшей недели 13 политических чудо-богатырей, 13 губернаторов, бесстрашно выступивших с призывом положить конец политическому экстремизму в России. Главное, что они, наконец, раскрыли обществу глаза на то, от кого исходит угроза главная угроза экстремизма.
Если кто еще не знает, процитирую: «на разжигание экстремистских настроений направлена деятельность ряда спонсоров радикальной оппозиции — Невзлина, Гусинского, Березовского, ныне укрывающихся от правосудия за границей».

Именно они, по версии авторов обращения, несут ответственность за гибель людей в результате действий экстремистов – не больше, ни меньше.

На одном форуме в интернете прочитал примерно следующее: «Ясен перец — Гусь всех порезал в синагоге, Невзлин гонит бабло борцам с нелегальными иммигрантами, а Береза п…т негров». Собственно говоря, этим все сказано, дальше можно и не комментировать, перефразируя историческую фразу Богдана Титомира, «пипл далеко не всегда все хавает».
Хотя, конечно, язвительными шуточками не отделаться. Все-таки одно дело, когда бессовестной подменой понятий занимается всякая мелкая политическая шпана без роду и племени, всякие «ваши» да «наши», другое дело, когда знак равенства между экстремизмом и всяким политическим инакомыслием, оппозицией пытаются поставить политики-тяжеловесы из «мейнстрима», губернаторы и президенты. Тревожно. Начинается ведь все с малого.

Но затеял я весь этот разговор, на самом деле, потому, что случилось со мной одно небольшое, но все же горькое лично разочарование. Неловко как-то даже признаваться в том, что после стольких лет занятий журналистикой и политической аналитикой я еще способен расстраиваться появлением тех или иных фамилий под всякими не самыми приличными письмами и обращениями. Но, тем не менее, это так.

Меня совершено не смущает, что под обращением, не моргнув глазом, расписывается отец башкирской демократии президент Муртаза Рахимов, у которого в Благовещенске, помнится, милиция учинила избиение целого города.

Меня не смущает появление там подписи курского губернатора Александра Михайлова, который в свое время, без всякого стеснения публично рассуждал о еврейском происхождении своего предшественника на этом посту Александра Руцкого.
Меня не смущает подпись подмосковного губернатора генерала Бориса Громова – он в свое время и не такие тексты подписывал.

Меня нисколько не удивляет Юрий Михайлович Лужков, уж который раз проявляющий чудеса политической беспринципности и изворотливости.

Остроумно, конечно, кто-то сказал однажды (по другому поводу): «И эти люди еще будут учить нас не ковырять в носу!» — но ведь учат и, похоже, внутренне нисколечко не сомневаются в своем праве на это…

Меня немного удивляет появление в этой компании молодых просвещенных людей Дмитрия Зеленина и Александра Хлопонина, но людям, вышедшим из большого бизнеса, порой свойственно действовать абсолютно цинично и сугубо прагматически.

Но расстроился я из-за орловского губернатора Егора Семеновича Строева. И вот почему.

Много лет назад Егор Строев был членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Было это при Горбачеве. Не самым плохим, кстати говоря, был руководителем, пытался проводить хоть какие-то реформы.
В августе 1991 года на баррикады у Белого дома не ходил, но и к ГКЧП не примкнул, Горбачева не предал.
Когда путч провалился, а ЦК КПСС закрыли, уехал обратно на родину, в Орел, стал работать там директором сельскохозяйственного НИИ, оставив о себе в Москве память как о человеке пусть и консервативных взглядов, но достойном и порядочном.

Именно поэтому весной 199З года, прослышав о том, что Строев собирается предпринять попытку баллотироваться в губернаторы Орловской области, а его не пускают, автор этих строк, тогда еще начинающий ведущий программы «Итоги», которая существовала чуть больше года, отправил начинающего журналиста этой программы Владимира Кара-Мурзу в Орел, чтобы он сделал репортаж о предвыборной ситуации, повидался со Строевым, взял у него интервью. Материал получился отменный, хоть и вызвал в Кремле крайнее раздражение. Ведь в то время там опасными экстремистами, которые – пользуясь терминологией нынешнего обращения 13 губернаторов — «жаждут вернуть себе контроль над властью и обществом», считали бывших руководителей КПСС и пытались им «закрыть доступ в общественную жизнь».

Тогда Строев на губернаторских выборах, тем не менее, победил.

И вскоре сказал мне при многих свидетелях: «Я никогда не забуду о том, что когда меня травили и не давали вернуться в политику, ваша программа единственная сделала обо всем этом правдивый материал».

Вы, правда, долго помнили об этом, Егор Семенович. Но, увы, все-таки забыли.

Потому что сложилось так, что теперь доступ в общественную жизнь пытаются закрыть тому самому журналисту Владимиру Кара-Мурзе, который когда-то приехал к вам в Орел и сделал про вас честный, объективный материал. Теперь он имеет возможность сохранять доступ к общественной жизни, оставаться в профессии только благодаря тому, что есть принадлежащая Владимиру Гусинскому телекомпания RTVi, где Владимир Кара-Мурза и работает.

Владение этой небольшой компанией — единственная «экстремистская» деятельность, в которой замечен на территории России бывший владелец телекомпании НТВ и других СМИ Владимир Гусинский. В этой телекомпании работает не только Владимир Кара-Мурза, но и многие другие журналисты, которые в результате проводимой Кремлем политики в области СМИ лишились возможности работать на других каналах.

Многие очень бы хотели, чтобы эти журналисты замолчали вообще. Не думаю, что и вы этого хотите, Егор Семенович. Во всяком случае, надеюсь. Но получается, что вы в этом участвуете.

Очень жаль.