Курилова победа

Мелкие «пирровы», точнее Куриловы, победы могут стоить потом крупных внешнеполитических поражений

Один мой старый друг служил в начале 1980-х артиллеристом на острове Итуруп. Это был не самый простой период в его жизни, потому что дивизия была скверно обустроена, жили в палатках, впроголодь, а в силу особенностей климата простые царапины подолгу не заживали. В общем, гнил он там заживо и заработал на всю жизнь целый ряд хронических заболеваний. Спасло его только то, что второй год службы он по большей части играл за какую-то тамошнюю армейскую футбольную команду, для чего нередко перебрасывался на более обустроенный Сахалин. И тем не менее по сию пору, выпив лишнего, он неизменно – скорее, правда, в шутку – возвращается к конфликту с Японией вокруг «северных территорий» и запальчиво твердит, что родной Итуруп он никогда и никому не отдаст. Артиллерия, что с нее взять… В такие минуты он мне начинает напоминать персонажа Савелия Крамарова из «Джентльменов удачи»: «А теперь ты, Федя, говори на «Д». – Воркута. – Почему Воркута? – А я там сидел».

Для русского человека места его сидений, заточений и мучений становятся родными…

«Возделывание» Курильской гряды, обострившееся в последние месяцы, начиная с ноябрьского визита президента России на Кунашир, и впрямь носит несколько демонстративный характер. За три с небольшим месяца острова посетили аж пять чиновников рангом не ниже замминистра и не выше первого вице-премьера, включая более чем символический визит министра обороны. Причем тему отрабатывает не запомнившийся «мюнхенской речью» «ястреб» Владимир Путин, а «голубь» Дмитрий Медведев. Оно и понятно: Курильские острова – один из сюжетов, который позволяет президенту выглядеть жестким имперским бойцом. Это важный штрих в имидже либерала-модернизатора, перезагружающего отношения на евроатлантическом направлении – с Америкой и НАТО. Курилы – такой же элемент имиджа, как угрозы развернуть гонку вооружений, если Запад не пойдет на уступки по ПРО.

Фантомные боли империи обязывают к имитации твердости и непримиримости на ровном месте.

России очень нужны маленькие победоносные войны на дипломатическом фронте. Причем аудитория этих войн находится отнюдь не за границей, а в пределах территории России. Трудно удержаться от искушения, если помнить, как поднялся рейтинг дуумвиров в ходе и после грузино-осетинского конфликта 2008 года. Поэтому на месте японского руководства я бы вообще не обращал внимания на визиты российских должностных лиц на острова. Во-первых, не на японцев рассчитан эффект, во всяком случае, не целиком на них, а во-вторых, всерьез невозможно переспорить российскую сторону, которая вдруг решила обустроить депрессивный и заброшенный регион: ведь и в самом деле люди там живут, деликатно выражаясь, не очень хорошо. «Алиби» — железное.

Ужесточение российской позиции связано еще и с тем, что четыре Курильских острова – это часть истории, а теперь, в политизированном обличье, еще и мифологии Второй мировой войны. Нынешний российский политический режим изо всех сил приватизирует Победу. Ровно по тем же причинам, по которым это делал Леонид Ильич Брежнев, – трудно и как бы безнравственно выступать против режима, «наследующего» Великой Победе, она придает ему дополнительную и непререкаемую легитимность. И то, что отвоевано во Вторую мировую, возвращению не подлежит.

В этом же контексте стоит рассматривать неожиданно пышное отмечание победы на Халхин-Голе: короткая война 1939 года спустя 70 лет вдруг привлекла внимание высшего руководства страны, и Медведев в 2009 году посетил Монголию. Исторически к дате не подкопаешься: СССР в буквальном смысле исполнял «интернациональный долг» (копирайт – от участника событий Константина Симонова), в соответствии с договором с Монголией. И потом, это именно «самураи» «перешли границу у реки», как пелось в песне. Вот и получается, что

восточный дипломатический фронт – беспроигрышный для нынешнего руководства страны. И почему бы не повоевать на направлении, которое несет одни только выгоды и исторически обусловленные победы.

Проблема только в одном: здесь важно не заиграться. Задирать Японию – это не Лукашенко дразнить, которого Россия то лечит, то калечит, в зависимости от политической, экономической и нефтегазовой конъюнктуры. И не Лужкова разоблачать. Япония – довольно важный партнер на Востоке. Одно дело – заявления официальных лиц уровня Сергея Лаврова и Сергея Приходько, и совсем другое – натравливать на посольство Японии мелких спойлеров из «Молодой гвардии» и «Наших». Меру надо знать. Потому что мелкие «пирровы», точнее Куриловы, победы могут стоить потом крупных внешнеполитических поражений.