Кандидатов по опыту считают

Олег Матвейчев о том, по чему избиратели встречают кандидатов на выборах

«Голосуй, или проиграешь!» — кажется, самый распространенный лозунг в российской выборной истории. Но лозунги лозунгами, а целые штабы, приглашенные эксперты, политтехнологи каждого кандидата корпеют над программами. Программами светлого будущего — куда кандидат заведет электорат. Но вот в чем проблема: никакие программы российские избиратели не любят и не читают.

Конечно, есть какие-то люди, которые с карандашом в руках просматривают программу – но таких вряд ли наберется даже 1% избирателей. Скорее всего, может оказаться ноль-ноль сотых процента на всю Россию. Несущественно!

Голосуют у нас люди не за программы и любят они не программы. А любят они что-то другое. Здесь тоже есть в значительной мере сложность: ведь избиратель разный и нравится ему разное.

Обобщать всегда трудно. Кому-то нравится арбуз, кому-то свиной хрящик. Кому-то — патриот, кому-то — либерал. Тем не менее какие-то общие черты увидеть можно.

Люди у нас ориентируются на самого человека. Оценивают его качества целиком. А вот дальше уже могут проявиться различия. Но в целом эта нацеленность на «качества» очень важна. Важны качества человека, причем в совокупности: и внешность, и манера говорить, и острота мышления, и остроумие, и харизма. Жизненный опыт. Сюда же, к личности, присовокупляются и те дела, которые человек сделал, или наоборот – не сделал. То есть, его некая репутация

Предвыборные заявления, слоганы, которые являются частью программы, тоже входят в качества или свойства человека. Сами по себе программы, сами по себе заявления и слоганы в отрыве от конкретного человека не существуют.

Фразу «давайте всем повысим зарплату» или «уменьшим всем налоги» может сказать любой – и бомж, и мошенник, и депутат. И премьер-министр или президент. Вес словам придает личность, которая их произносит.

Слова — это сосуд, а наполняется этот сосуд разным содержимым. Иногда в нем огонь мерцает, иногда там вода, иногда — вино, а иногда туда и обглоданные кости кидают.

Вот наш типичный великий политик – Владимир Вольфович Жириновский. Старейший персонаж на российском политическом небосклоне. Многие его слова оценивают положительно. Понятно, что он где-то перегибает палку, где-то припускает излишние эмоции. Но все к этому относятся с пониманием: что он артист, что он должен быть провокационным, радикальным. Как говорится: «не перегнешь – не выпрямишь». Поэтому «перегибы» ему прощаются.

Но собственный вес как личности, Жириновский к этим словам не добавляет, он не может наполнить его слова реальным содержанием, реальным весом. Да, все говорит правильно, но сам по себе в сознании россиян — говорун. За ним никогда не было никаких реальных дел. Он всю жизнь сидел в Думе, иногда выступал на митингах. Эмоции преобладают. И он, даже говоря хорошие фразы, никогда их не доведет до какой-то реальности, потому что никогда ему никто их и не даст доводить. И те, кто еще считают Жириновского весомым человеком, те могут за него проголосовать – это небольшая категория населения. Или те, кому нравится непосредственно радикализм.

А Путин таких фраз, как у Жириновского, почти никогда не говорил. Знаменитые «мочить в сортире» или «замучаетесь пыль глотать» и другие резкие выражения бывали — одна раз в несколько лет. В основном его слова более дипломатичны, сглажены…. И в этом смысле, могут даже навевать скуку на какое-то количество россиян. Но весомость и гигантский опыт работы по вытаскиванию всей страны в течение двадцати лет из кризиса девяностых, конечно, придает вес и каждому сказанному слову. Как и сама должность президента.

Слово, которое мы слышим от Путина, реально уже отливается в граните. И даже если он где-то что-то там не выполняет из сказанного, не всё сбывается — ему прощается. Потому что всем очевидно: человек старается, курс выдерживает. И если он не сделал что-то сейчас, то сделает это попозже. Здесь мы видим другой полюс, где личность перевешивает любое слово, которое от нее исходит.

Можем сказать про Собчак. Она расценивалась многими как человек абсолютно невесомый, действительно, медиазвезда какая-то, но уж точно не «государственный муж». Поэтому она в принципе может говорить все, что угодно, в нее порой не верят вот эти самые либералы. Потому что ей не хватает этой серьезности личности. Какой-нибудь условный Касьянов более даже органичен был бы на ее месте. В данном случае все понимают: она в политику играет, все не всерьез.

Или взять того же Титова. Вес, «слово купеческое», весомая должность – всё при нём. Но здесь другая проблема — с его заявлениями. Если вспомнить о том, что любит и принимает большинство, то сказанное Титовым просто не подходит всем избирателям. Он четко выступает по заказу класса предпринимателей, и только часть этих самых предпринимателей (даже не все) может соблазниться. А вот стань Титов не нишевым политиком, а политиком широкого плана, выступающим по международным вопросам и по социальным, то мог бы расширить круг электората.

Теперь возьмете соотношение «слов и веса» у Явлинского – вы тоже обнаружите, что он может часто выдавать очень умные и хорошие фразы, и программу «500 дней» писал и так далее, но ни разу не получилось так, чтобы он где-то взял на себя ответственность за выполнение этих вещей. То есть получается, что вся его история жизни сделала его за годы его политической карьеры не более тяжелым, а более «воздушным», если так можно выразиться.

Ну и наконец, самой большой загадкой оказывается Грудинин, который в принципе выступает с популистской программой. Все, что предложено – это такой боевой листок коммунистов десятилетней давности, некоторые пункты взятые от эсеров. И, в принципе, это могло бы понравится какой-то части людей. Особенно учитывая бОльший радикализм в выражениях, нежели, скажем, может позволить себе иной оппозиционный политик.

И вроде внезапно появился некий реальный субъект с реальным весом. И этот вес — в том, что человек сделал некое дело, а именно «создал социализм в отдельном взятом совхозе» и так далее.

И это резко вызвало к Грудинину мощный интерес. Да и вообще — вызвало бы интерес ко всему, что такой человек говорит. Пусть бы и, например, националистические вещи, или либеральные — неважно.

Но Грудинин стал вести себя не соответственно тому имиджу и статусу, который у него появился. Засуетился с этими бесконечными счетами, хотя можно было с ними разобраться в течение всего декабря да и «упаковать» свой бизнес: мол, не крестьянин какой-то, а крупный землевладелец и арендодатель. Со счетами точно так же: можно было сразу сказать что да, он «человек богатый и сделает богатыми всех остальных». Прохоров же не скрывал. И неплохо набрал на прошлых президентских!

Ставка на «тяжелость» человека с множеством его самых разных качеств – плюс опытом, репутацией, сделанными делами — возникла у российских избирателей не так давно, последние лет 10-15. И эту модель восприятия политика изменил, кажется, один человек – Путин. По нему стали ровнять — насколько политик, губернатор ли, депутат ли похож на Путина. Естественно, не внешне: за политиком должна стоять ответственность и опыт реальных дел.

В 1990-е годы был период самого отчаянного популизма, когда любой жулик, иногда это был в жизни ни гвоздя не забивший человек, иногда и судимый, мог что-то пообещать — какое-нибудь увеличение пенсии или зарплаты — и спокойно избираться.

Сейчас в этом смысле народ стал более мудрым. Сами за себя слова не ручаются. А ручается за них только тот, кто их произносит, та личность, которая за ними стоит.