Бюрократы не взлетают

Любые модернизационные проекты в России тонут в чиновничьей трясине

После объявления об устранении Дмитрия Медведева с президентского поста разговоры о «модернизации» у нас как-то поутихли. Возможно, неслучайно на этом фоне резко обострились проблемы российских высокотехнологичных отраслей, напоминая о призрачности надежд на модернизацию страны через нынешний неэффективный бюрократический механизм.

Самый последний пример из этой области – вопиющая история с потерей межпланетной станции «Фобос-грунт». Космическую отрасль продолжает преследовать полоса неудач. После падения в Тихий океан в декабре 2010 года ракеты «Протон» с тремя спутниками «Глонасс-М» и потери в феврале этого года геодезического спутника «Гео-ИК-2», который должен был обеспечить Минобороны современной высокоточной геодезической сетью, с поста главы Роскосмоса был уволен Анатолий Перминов, на его место назначен Владимир Поповкин. Но мало что изменилось: в августе были потеряны спутник «Экспресс-АМ4» и грузовой корабль «Прогресс М-12М», везший грузы на МКС, теперь вот – «Фобос-грунт». Трудно припомнить такую сплошную череду катастроф в российской космической отрасли, за которыми кроются грубые проектировочные, производственные, эксплуатационные ошибки.

Смена руководства Роскосмоса мало что изменила: ясно, что всему виной непрозрачная и безответственная бюрократическая система принятия решений, которая, вопреки легенде, не создает дополнительных страховок от ошибок, а наоборот, мультиплицирует их.

С упавшим в августе спутником «Экспресс-АМ4» связана и другая «высокотехнологичная» история – срыв планов по запуску цифрового телевещания в 19 субъектах РФ (крупные регионы Поволжья, Урала, Сибири). Альтернативных схем трансляции цифрового сигнала в эти регионы, как выяснилось после падения спутника, нет – их надо разрабатывать, и возможно, что развертывание цифрового ТВ в этих регионах будет отложено на период после 2015 года, когда кончается действие ФЦП «Развитие телерадиовещания в РФ на 2009–2015 гг». Внедрение цифрового ТВ разворачивается медленно: к концу этого года был запланирован охват цифровым вещанием всего лишь менее половины регионов страны. Еще весной министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев признался, что к 2016 году не удастся воплотить планы по развертыванию цифрового вещания на всей территории страны и отключению аналогового сигнала. Одна из ключевых проблем – нежелание населения покупать приставки для приема цифрового сигнала за свой счет. Политика Минкомсвязи состоит в том, чтобы переложить расходы по приобретению приставок на граждан. Но никто их не покупает, так как особой разницы между аналоговым и цифровым сигналом россияне не чувствуют и пока не видят смысла тратить несколько тысяч рублей для перехода «на цифру».

Чиновники Минкомсвязи, очевидно, полагают, что с отключением аналогового ТВ проблема исчезнет сама собой: люди будут просто вынуждены купить приставки. Однако

пока что неочевидно, что удастся обеспечить все регионы цифровым сигналом к 2016 году, как это было запланировано. А попытка «методом отключения» аналогового сигнала принудительно заставить граждан за свой счет покупать приставки для приема цифрового ТВ может вызвать у людей серьезное недовольство.

На этом фоне риторика о всеобщем переходе на «цифру» к 2016 году кажется неуместной.

В сентябрьском интервью «Российской газете» Щеголев признал наличие сложностей и с внедрением широкополосного доступа в интернет: возникают проблемы с охватом регионов, особенно удаленных, магистральной связью. Или вот еще одна история. Сейчас Минкомсвязи форсировано продвигает проект «универсальной электронной карты россиянина» (УЭК), которую должны запустить в тестовом режиме с 2012 года, а обязательной она должна стать с 2014 года. Карта должна объединить биографическую, медицинскую, социальную и иную информацию о гражданах, фактически заменив паспорт, полис ОМС и т. д. (точный состав хранимой на картах информации не определен). К проекту огромное количество вопросов. Непонятно, как будет осуществляться процессинг – министр Щеголев предлагает создать для этого специальную инфраструктуру «межведомственного взаимодействия». Катастрофические сложности с созданием чего-то подобного мы только что наблюдали на примере намного более безобидного <«электронного правительства». Ряд регионов, куда нет нормального доступа магистральной связи, в работе единой общенациональной системы функционирования УЭК принять участие, очевидно, не смогут.

Неясна стоимость внедрения универсальных карт – оценки затратности проекта все время повышаются: по расчетам Сбербанка, за 5 лет расходы на внедрение карт могут превысить 450 млрд рублей. И здесь, как и в случае с цифровым телевидением, Минкомсвязи планирует переложить все расходы на банки, а значит, опосредованно на получателей карт: бюджет намерен профинансировать лишь 10 млрд рублей расходов на проведение транзакций. Едва ли такой дополнительный налог будет встречен с одобрением.

Ну и, наконец, главная проблема – УЭК создает уникальную возможность для мошенников. Вся важная информация о гражданах будет храниться в одном месте — ее легко можно будет украсть либо скорректировать данные таким образом, чтобы, например, переписать на себя ваше имущество. Мы уже имели опыт утечек персональных данных из баз авторитетных государственных органов (из Центробанка, а буквально на днях из Пенсионного фонда).

Риск того, что наспех сооружаемая и внедряемая система окажется решетом для мошенников, чрезвычайно высок. Надо сказать, что страны Запада в свое время отказались от внедрения подобных систем «универсальных электронных карт» из-за опасений общественности по поводу сохранности и способов использования аккумулируемой информации – среди крупных стран внедрение похожей карты запланировано только в Китае.

Многочисленные проблемы во внедрении «электронного правительства», цифрового ТВ и широкополосного интернета, дорогостоящих и небезопасных экспериментов с «универсальной электронной картой» – достаточный послужной список, чтобы вопрос об отставке министра Щеголева встал ребром.

Минкомсвязи наряду с Роскосмосом – ведомства, от которых непосредственно зависят ключевые вопросы технологической модернизации страны. Именно здесь необходим особый акцент на прозрачности принятия решений, соотнесении амбициозных планов с возможностями. Увы, нынешняя бюрократическая система полностью это исключает. Какая уж там модернизация!