Поправка холодной войны

Отмена поправки Джексона — Вэника будет выигрышным шагом для всех

Переход вопроса о вступлении России в ВТО в практическую плоскость всколыхнул новый раунд дебатов по отмене поправки Джексона — Вэника в отношении России. Этот реликт времен холодной войны не применяется на практике. Тем не менее вокруг пресловутой поправки причудливым образом переплелись реальные экономические интересы России и США и весь набор характерных приёмчиков современной политики с использованием стратегических вопросов как разменной карты в сиюминутных играх.

Несмотря на кажущуюся нерелевантность, поправка Джексона — Вэника на самом деле наносит вполне конкретный ущерб интересам России.

Пока эта поправка формально действует в отношении нашей страны, над режимом наибольшего благоприятствования в российско-американской торговле висит постоянная угроза. Если наша ключевая задача и вправду в том, чтобы вырваться из парадигмы сырьевой экономики, то нужно понимать, что Россия не сможет стать крупным производителем высокотехнологичных товаров, если не пробьется с ними на внешние рынки. А это, в свою очередь, невозможно ни без вступления в ВТО, ни без отмены широкого спектра направленных против нас торговых ограничений подобного рода, действующих во многих странах.

Собственно, отмена таких несправедливых ограничений во многом и была целью присоединения к ВТО. У нас выгоды и потери от вступления в эту организацию привыкли мерить в текущих цифрах: как это скажется на нынешних сельхозпроизводителях, на автопроме — в том виде, в каком они у нас есть. Но штука в том, что вырастить высокотехнологичный сектор без ориентации на экспорт мы не сможем – относительно небольшого по мировым меркам российского рынка для этого недостаточно. При этом никто не будет инвестировать в развитие новых экспортноориентированных производств высокотехнологичных продуктов, пока на внешних рынках наши продукты такого рода могут подвергаться произвольной дискриминации.

Да, сегодня поправка Джексона — Вэника в отношении России де-факто не применяется – благодаря доброй воле американских президентов, приостановивших ее действие для нашей страны. Но гарантий того, что завтра (по самым разным причинам, из-за все той же проблемы прав человека, например) добрая воля не пропадет и какой-либо из американских президентов не передумает, нет никаких. Не исчезнет поправка автоматически и после вступления России в ВТО: есть примеры, когда в отношении новых членов ВТО она сохраняла действие. Например, по Молдове только сейчас начала практически обсуждаться ее отмена.

Бытует мнение, что отмена поправки принесет выгоды Путину и его режиму, что он сможет записать это себе в актив. Трудно согласиться с такой точкой зрения. Нынешняя экспортно-сырьевая модель развития экономики России, чрезвычайно удобная путинскому клану, абсолютно нечувствительна к торговым ограничениям такого рода – спрос на сырье всегда найдется.

Больше того, по итогам 12 лет правления Путина ясно: он и не собирался развивать в России высокотехнологичную экономику, доля сырья в экспорте только растет, а друзья-миллиардеры, работающие с сырьевыми госкомпаниями, все богатеют и богатеют.

А одаренные россияне – специалисты в высокотехнологичных отраслях — продолжают уезжать из страны, в том числе и потому, что здесь не развивается высокотехнологичный бизнес, и работу в своих сферах им проще найти за рубежом. Замкнутый круг.

При этом Путин всегда может использовать фактор Джексона — Вэника в качестве удобного пропагандистского инструмента: видите, мол, как злая Америка дискриминирует несчастную Россию.

Но если в других случаях (как в ситуации с шумихой вокруг восточноевропейских объектов американской ПРО) Путин привык «изображать жертву», то в случае с поправкой Джексона — Вэника несправедливость по отношению к России реально имеет место. Эту несправедливость давно пора ликвидировать. В этом, если хотите, общий интерес и Путина, и здоровых сил в российской оппозиции – национальный интерес.

К сожалению, не все в оппозиции так рассуждают. После того как по моей инициативе ряд российских оппозиционеров подписали обращение с требованием отменить поправку Джексона — Вэника как вредную для нашей страны, последовали «уточнения». Многие представители либерального и правозащитного лагеря стали высказываться в том духе, что против России неплохо бы ввести какие-нибудь санкции, потому что здесь нарушаются права человека и все такое прочее, а отмена действующих ныне санкций (того самого Джексона — Вэника) только «поможет Путину».

В России действительно грубо нарушаются права человека, это факт. То же дело Магнитского, по следам которого американские законодатели подготовили специальный закон, предусматривающий преследование причастных к гибели Сергея Магнитского чиновников, прямое тому подтверждение.

Но помогают ли торговые санкции против нашей страны решить проблему прав человека? Как было сказано выше, нет. Пресловутый креативный класс уезжает, сырьевая путинская олигархия богатеет, ситуация становится все хуже.

Думаю, многим коллегам по оппозиции пора эту нехитрую логическую цепочку осознать. И вообще, не за санкции против России надо бороться, а за поддержку своего российского избирателя, который, как показали итоги вчерашних выборов в Ярославле, способен с оглушительным перевесом голосовать за оппозицию, если появляется нормальный кандидат. Когда к власти придем, тогда и с правами человека ситуацию улучшим, эффект внешних санкций тут сомнителен.

Перспектива отмены поправки Джексона — Вэника традиционно в заложниках американских межпартийных разборок. Когда в президентском кресле сидел Буш, многократно порывавшийся поправку отменить, ему ставили палки в колеса сенат и конгресс, в конце правления Буша подконтрольные демократам. Мотивируя это все тем же вопросом прав человека. Сейчас дело Буша – а на самом деле линию элементарного здравого смысла – продолжает Обама, но ему противостоит теперь уже республиканский конгресс – с теми же самыми старыми формулировками и «озабоченностями».

Если честно, то лично я слабо верю в конгрессменов из нефтяного Техаса, которых на самом деле, без притворства, волнуют вопросы нарушения прав человека в России. А также в сенаторов от Аризоны, которые одной рукой поддерживают критикуемые правозащитниками антииммигрантские меры в этом штате, а другой – борются за права человека в России.

Вот эта явно проглядывающаяся за всем псевдоправозащитным пафосом лоббистская фальшь не добавляет особого доверия к аргументации сторонников санкций против России и не улучшает имидж в том числе таких инициатив, как «список Магнитского».

Сейчас, в разгар дискуссий об отмене поправки Джексона — Вэника для России, очень важно, чтобы американские политики поняли: сохранение подобного рода дискриминационных ограничений в торговле с Россией не принесет выгод никому, кроме нынешнего российского режима, который и так хорошо зарабатывает на экспорте сырья. Сохранение этих ограничений вредит и американскому бизнесу – получается, отказываясь отменять архаичную поправку, создают проблемы сами себе. Отмена поправки для России будет отличным шагом, который – крайняя редкость в наше время – будет выигрышным шагом для всех.