Пара нот из затакта

Схлестнулись не по-детски. Случилось это в ночном поезде Москва-Питер, в котором я оказался через полтора часа после окончания матча в Инсбруке. Оппонентом моим был человек, с которым мы обычно совпадаем по причине примерно одного возраста, схожих эстетических установок, ну и вообще просто «по жизни». А с друзьями я не люблю спорить, потому что именно схожесть делает почти невозможным сближение позиций. То есть расхождение обнаруживается корневое.

Так вот, я отстаивал свое право на детские вопросы, адресованные Гусу Хиддинку (почему бы им не быть?), приятель-режиссер отстаивал право Хиддинка их игнорировать и продолжать свое благое дело по изменению ментальной природы российского футболиста. Два сильно взрослых и нормально трезвых мужика не давали спать не только своему купе, что случается с нами нечасто, истинная правда.

Не скажу, что я выигрывал, но у меня было единственное преимущество перед сильным оппонентом (а болельщик он очень продвинутый): он не видел матча по причине непосредственного участия в очень важной презентации. Моя боль была рядом, он ее счастливо избежал. На следующий день мы смотрели матч вместе. Остались при своих, но позиции несколько сблизились. Не настолько мы непримиримы, слава господу.

Интернета, однако, поблизости не было, и с откликами я познакомился уже после возвращения домой. Один в один и с нашими спорами, и с другими разговорами, которых за эти дни случилось не менее сотни. Всем искренне благодарен, истина не родилась, но ходит где-то поблизости – то ли с косой в руках, то ли с хлебом-солью.

Подспудно, мне кажется, все мы, от упертых оптимистов до последних пессимистов, готовы принять неизбежное и вернуться к футболу во всем разнообразии его красок. Пока же наша российская тема не отпускает, она как больной зуб, которому никакое лечение не помогает. Но хочется, чтобы помогло – иначе к чему все наши дискуссии?

Меньше всего мне нравится тезис об изначальной бездарности наших футболистов и принципиальной невозможности перестроить их менталитет. Менталитет вообще невозможно перестроить, но подстроить и поймать нужную волну – почему нет? Примеров достаточно, даже на нынешнем празднике жизни. Условие для этого необходимо одно – очень сильное желание с обеих сторон, которое предполагает соответственно настрой на тяжелую, долгую, созидательную, творческую работу.

На словах это желание было и есть, с делом обстоит значительно хуже. Ни Гус Хиддинк со своим штабом не убивался, ни футболисты. К ним у меня претензий меньше (хотя в случае окончательной неудачи снова начнется старая песня – «даже великий Хиддинк не смог ничего с этими сделать…»). Потому что хороший режиссер может поставить добротный спектакль со средними актерами. Великим произведение не будет, но глаза от стыда закрывать не придется. Это я не раз видел, и не только на театре.

Вот, собственно, и вся прелюдия. Сегодня вечером последняя проверка на состоятельность Хиддинка как хорошего режиссера, который может доказать, что он два года не дурака валял, а наши футболисты не только его именем прикрывались. Доказывайте, все в ваших руках.

Это я без всякого «ну-ну, давайте, сделайте нам!». Не хочется спорить, хочется, чтобы стыдно не было.

Кстати, сегодня при любом исходе поводов для дискуссий будет меньше. Будет общность переживания. Только какого?